Август 2009

Первая депортация, или «Танцы продолжаются!»

(Цикл «Горькие страницы нашей истории»)

 

Давид Хахам (на основе книги Валерия Пасата и письма Гены Маловацкого)

Перед началом депортации евреев в 1941 годуЯ сам этого не помню: мне исполнился тогда всего год. Но, как мне рассказывали, в июле 1949 года на центральной улице моего родного приднестровского городка Сороки - на улице, которая в разное время называлась по-разному: в ХIХ - начале ХХ века - Бульварной, с 1933-го - именем убитого в тот год премьер-министра Румынии Йона-Георгия Дука, с 1940-го - имени 28 июня, а с 1991-го и доныне - имени Михая Эминеску - собралось множество людей. Я не могу сейчас точно сказать, пришли они все добровольно или всё-таки принудительно, но думаю, что второе слово тут больше подходит, потому что часть этих людей, притом - значительную, отправляли (изгоняли) за пределы родного города и родной Молдавии. Подобный факт по научному (историческому!) определению называется депортацией. Депортация (лат. - deportatio) - изгнание, высылка из государства (в данном случае - из республики) как мера уголовного или административного наказания человека или группы людей. А тогда люди знали другие, более простые слова: арест и высылка.

Вертюжаны

 (из цикла «Мир еврейских местечек»)

Поёт Слава Фарбер-выходец из ВертюжанВ Кишинёве проживает любимец евреев - певец Слава Фарбер. Но не все кишинёвцы, вероятно, знают, что Слава более пятидесяти лет назад родился в маленьком еврейском местечке Вертюжаны, расположенном на высоком берегу Днестра. На севере от Вертюжан примерно в 40 километрах находятся Сороки, на юге - Флорешты, на востоке - Каменка, на западе - Бельцы. О местечке Вертюжаны у меня сложилось несколько личных воспоминаний разных лет.  

Первое - детское. Примерно в 7-8 м классе (начале 1960-х годов) я оказался впервые в Вертюжанах в детском спортивном лагере. Удивило месторасположение местечка: с одной стороны - вроде бы в степи, с другой - на высоком, крутом берегу Днестра, причём между местечком и рекой - довольно густой лесок, характерный вообще для  правобережья этой реки, если там нет просто голых камней. Одна-две центральные улицы были вымощены булыжником.

Жизнь и судьба Шмила Фарбера

(из цикла «Судьбы бессарабских евреев»)

Шмил Фарбер в ВертюжанахНедавно я получил большое письмо от Шмила (Самуила, Шмуэля) Фарбера: «Я родился в 1922-м году в Вертюжанах Сорокского уезда (как тогда говорили на румынском - «жудеца»), в Бессарабии, окончил «хэдэр» и румынскую начальную школу. В 1940-м году в Бессарабию пришла советская власть. Мне к тому времени исполнилось 18 лет. Я уже работал приказчиком у хозяина в магазине тканей. Все хозяева тут же уволили молодых людей, помогавших им в работе, а новое, советское, руководство за бесценок раскупило все промышленные товары. Десятки юношей моего возраста остались без работы. Но вот однажды нас всех собрали и повели в дом бывшего директора местной школы, где начали обучать русскому языку. Обучение, насколько я помню, велось посредством разучивания  русских песен: «Если завтра война...», «Катюша» и других. Мы пели и кричали руководителям: «Дайте нам работу!». Руководители, конечно же, обещали помочь.

RSS-материал