Октябрь 2009

Евреи, депортированные советской властью из Сорок

Евреи, депортированные советской властью из Сорок,
или «После суда вам  всем – туда, бессарабские г-спода!»

(Цикл «Горькие страницы нашей истории»)

 (на основе «Книги Памяти», изданной в Кишинёве в 1999-2001 годах)

На одном из нью-йоркских кладбищ установлен памятник погибшим в годы войны сорочанамЯ пишу сейчас последнюю, шестую статью о депортациях из Молдавии в середине ХХ века. Эта статья рассказывает о евреях моего родного городка Сороки, депортированных в период с 1940 по 1949 годы. Хорошо знаю, что все депортации оставили неизгладимый трагический след в жизни этих людей, а также в душе их детей, внуков и правнуков.

Об отдельных сорочанах, представленных на нескольких страницах «Книги Памяти», я уже писал (например, о Хаиме Призанте и семье Барзах). Надеюсь, что о некоторых, из числа перечисленных ниже, пришлют мне воспоминания их близкие. Хочу подчеркнуть, что самой «Книги Памяти» у меня не было – и нет. Однако недавно я обратился к земляку-сорочанину Аурелу Маринчуку, проживающему в Кишинёве, с просьбой прислать мне список всех депортированных из Сорок. Этот список занимает в «Книге Памяти» 12 страниц (с 372-й по 384-ю). Хочу сейчас передать свою особую благодарность Аурелу Елисеевичу Маринчуку и редакции газеты «Еврейское местечко» в лице её редактора Ильи Моисеевича Марьяша за то, что они переслали мне этот список. Сейчас попытаюсь его проанализировать.

Они любили Сороки

(из цикла «Евреи в мировой культуре»)

Шира и Мэндэль Горшман со своей сорокской подругой, учительницей музыки  Раисой ШатанНемногие читатели знают, наверное, о том, что известная в своё время московская семья художника Мэндэля Хаймовича (Михаила Ефимовича) Горшмана (1902-1972) и писательницы Ширы Григорьевны Горшман (1906-2001) в течение более двадцати лет (примерно с 1948 по 1971 год) ежегодно приезжала летом в Молдавию, добиралась до моего родного приднестровского городка Сороки, расположенного в 160 километрах  к северу от Кишинёва. Там они проводили обычно более двух месяцев, в течение которых Мэндэль Горшман рисовал свои пейзажи и портреты, а Шира Горшман писала свои рассказы. Я познакомился с Широй Григорьевной незадолго до моей репатриации. Она приехала в Сороки для того, чтобы за символическую сумму продать «сорокские» рисунки Менделя городскому историко-краеведческому музею или, в крайнем случае, – министерству культуры республики. Переговоры были долгими и неблагоприятными, закончились ничем, а когда республиканские «деятели от культуры» спохватились, было уже поздно: Шира Горшман навсегда уехала в Израиль. Примерно через год меня разыскали в Израиле и просили установить место пребывания Ширы Горшман.

Прим. ред: К статье добавлен линк - подборка материалов о дочери Горшманов - Суламифь, которая стала женой неизвестного начинающего актёра Смоктуновского.

Соломка - семейная опора Иннокентия Смоктуновского

Смоктуновский твердо решил перебраться в Москву. Ободренный перепиской с Софьей Гиацинтовой, он отбил ей телеграмму: «Готов приехать постоянную работу. Сообщите когда чем сможете предоставить дебют уважением Смоктунов¬ский». И хотя в ответной телеграмме Софья Владимировна была доволь¬но сдержанна и ничего ему не обещала, в январе 1955 года он отправился в Москву.

Мои Флорешты

(из цикла «Мир еврейских местечек»)

Флорешты. Доска почетаС Михаилом Гординым читатели нашей газеты уже знакомы - по публикации, приуроченной к его 70-летию («ЕМ» №18 за 2006г.). Ну а сегодня он предстает перед вами в иной ипостаси - мемуариста, делящегося воспоминаниями о своем родном местечке Флорешты.

Вот уже более полувека я - кишиневец, давно сроднился с этим городом, но и по сей день не утратил связи со своей «малой родиной» - штетлом Флорешты, где прошли мои детство и отроческие годы. Когда появляется возможность, в очередной раз приезжаю сюда, брожу по заметно изменившимся улицам, навещаю могилы близких... Мне давно хотелось рассказать о родном городке и о своих земляках, и я рад, что такая возможность наконец-то представилась.

Флорешты, расположенные на берегу Реута, хоть и не входят в число самых древних населенных пунктов Молдовы, но тоже вправе относить себя к ее «старожилам». Первое из обнаруженных упоминаний этого топонима относится к 1588 году. Войны и иные трагические события последующих веков не обошли стороной и наше местечко, оставили на нем свои отметины. Вторая мировая война и Холокост - самые тяжкие.

Дополнения к статье «Мои Флорешты» - Давидa ХАХАМA
RSS-материал