Февраль 2012

Эстерки в жизни и литературе

(Цикл «Не позабыть рассказать...»)


  С именем Эстерка, как это ни звучит парадоксально, я познакомился ещё в детстве и ранней юности. Нет, в нашей семье не было женщин по имени Эстер, но напротив нашей съёмной квартиры в приднестровском городке Сороки, на двух параллельных еврейских улицах с символическими названиями Ленинградская и Пролетарская, располагался старый дом в полтора этажа, в котором проживало несколько семей, и среди них – старая женщина по имени Эстерка. В годы моей молодости Эстерка торговала семечками, но мне рассказывали, что до войны, когда Бессарабия входила в состав Румынского королевства (1918-1940), эта же Эстерка содержала в нашем городке публичный дом. Для нас, пацанов, выражение «публичный дом» означало тогда что-то презрительное и неприличное, но, вместе с тем, у меня вызывал недоумение тот факт, что большинство сорокских евреев относились к Эстерке с уважением. Много лет спустя я узнал, что Эстерка прятала у себя в публичном доме тех евреев (и не-евреев), которых преследовала румынская «сигуранца» (тайная полиция), в основном, – по политическим мотивам. Полицейские, а также сексоты никогда в те годы не могли себе даже представить, что в «доме удовольствий» прячутся коммунисты и прочие «борцы за чистоту нравов».

Став взрослее, я узнал о том, что великий еврейский праздник Пурим тоже связан с еврейкой по имени Эстер (в христианской традиции – Эсфирь). Она не только стала женой знаменитого персидского царя Артаксекса I (Ахашвероша – в еврейской традиции), но и спасла от истребления в V веке до новой эры всех евреев, проживавших тогда в могущественной Персидской империи.

RSS-материал