Последние комментарии

  • Книга

    В силу, того. что мы были соседями Аркадия Давыдовачева Мазура и поддерживали соседские отношения у меня сохранился экземпляр этой книги с дарственной подписью самого автора.
      Издана она была всего малым тиражом. Сканировать к сожалению, за неимением времени, я не могу. Но заинтересованым лицам предоставить я её могу, с предоставлением гарантий о возвращении!

  • Ищу Татьяну Плопскую, дочь Эллы и Владимира Плопских

    Ольга, уточните свой адрес e-mail, тогда я смогу Вам помочь.

    Леонид

  • Хороши были все врачи в Сороках!!!

    Особенно помню прием у Маламуда и как он себя вел там.

    Ответил что у тебя нечего страшного и все пройдет,

    Такие врачи были наверное все но для своего народа многое они сделали в жизни!!!!

  • Ищу Татьяну Плопскую, дочь Эллы и Владимира Плопских

    Добрый день. Я разыскиваю Татьяну Плопскую, дочь Эллы Ароновны. Мы вместе работали в Республиканском бюро медицинской статистики в Кишиневе, вместе учились в Университете. Сейчас я живу в Санкт-Петербурге. С уважением Ольга Борщ.   Моя почта     olga.olga.spb.ru

  •  Комаров И.М. - друг нашей

     Комаров И.М. - друг нашей семьи, скромный, улыбчивый человек.

    Уточнение: нач. ПЭО Минпищепрома МССР до 1952 года был некто Белоконь,  в 1952-57 г.г.- Гимпельсон Борис Ильич, мой отец. В 1960 году после смерти Гимпельсона Б.И. дядя Изя занял его должность -зам. начальника ПЭО Совнархоза МССР. С 1965 г. он стал нач. ПЭО республиканского Минпищепрома (а не с 1955г.).

    Указанная неточность кочует по молдавским изданиям.

  • Фамилия  Енты Зальцман по

    Фамилия  Енты Зальцман по мужу  АКСЕНФЕЛЬД ( а не АКСЕЛЬРОД  как  в тексте).

    Ента умерла 26 декабря 2013 года.   Она была моей тётей

  • Памятник неизвестному поэту

    Памятник неизвестному поэту
    Люди мира, на минуту встаньте!
                Исак (Александр) Соболев

    У святых – суровы лица…
    И величественный Храм –
    Символ Северной столицы –

    Лёг к застуженным ногам.

    Преподобный Исаакий –
    Кто упомнит подвиг твой?
    Только в Храме может всякий
    Голосить за упокой.

    Век за веком забирался
    Страх под кожу у людей,
    А в Москве Исаком звался
    Беспартийный иудей.

    Не кликушествовал всуе,
    Не боялся стукачей,
    Жил поэт, судьбой рискуя,
    И не славил палачей.

    Несгибаем, словно воля,
    Усмиряя гнев и страсть,
    Словом, стиснутым до боли,
    Бичевал родную власть.

    Отдан сукам на закланье,
    Изувеченный войной,
    Прозябал в глухом изгнаньи
    Вместе с женщиной святой.

    В нежном сердце буря крепла,
    Колокольный звон стоял,
    Это ожили из пепла
    Те, кого он потерял.

    Монументом для поэта