Жизнь Молдовы

Рассказы о сегодняшнем дне республики Молдова

«C миссией в Молдову»

В этом тексте, который вы прочитаете, выделен курсивом один абзац. Это не случайно. Мы хотим этим привлечь ваше внимание к положению, которое сложилось вокруг бельцкого еврейского кладбища. А как ситуация в Сороках? Аналогичная... Мы хотим услышать от членов СОЕК о событиях, которые вызывают обеспокоенность еврейской общины сегодня.
Не надо ждать, когда "словесные стрелы" обрушатся на головы чиновников, принимающих решения.

Вернувшись в Нью-Йорк, Борис Сандлер, главный редактор газеты "Форвертс" (на идиш) в Нью-Йорке и наш земляк из Бельц, поделился впечатлениями о недавней поездке в Молдову
 
1. Камешек на могилы
 
Недавно у меня появилась возможность посетить Молдову, ныне суверенную страну, которую я оставил больше двадцати лет назад, когда эта самая независимость лишь начала отсчитывать свои первые недели и месяцы. Как-никак я родился и рос в другой стране, точней, в одной из ее 15 республик, находившихся под могучей коммунистической властью, объединенной единым политическим, экономическим, культурным и административным пространством – СССР.
 
Не могу сказать, что все эти годы я тосковал по родным местам, хотя регулярно интересовался тем, что там происходит. Наверное, все-таки чуть больше, чем обычно, поскольку в Советском Союзе я прожил сорок с небольшим лет.
 
Родственников у моей семьи там не осталось, только несколько друзей и знакомых, и еще... могилы дорогих и близких людей. Собственно, одной из причин предпринятой мною "экспедиции души" было вот что: положить камешек на могилы дедушки и бабушки, а также отца.
 
Вторая и третья причины моих "слихэс" (покаяний, просьб о прощении грехов) – 100-летие со дня рождения бессарабского еврейского писателя Ихила Шрайбмана  и моя работа над фильмом из серии "Монологи еврейских писателей". Заранее договорившись с корреспондентом "Форвертса" в Молдове и моим многолетним другом Серго Бенгельсдорфом, я составил подробный план на шесть дней пребывания, в течение которых вместе с партнершей по видеопроекту Ханой Полак должен был решить эти задачи. Так оно и было: в первый же день моего прибытия в Кишинев наша маленькая группа – Хана, Серго и я, согласно плану, выехала в Бельцы. Город моего рождения хорошо знаком в еврейском мире благодаря песне "Майн штэтэлэ Бэлц". Бельцы и улица Кузнечная (позже – Шолом-Алейхема), на которой я рос, вошли во многие мои рассказы и новеллы, отделившись от своей истинной географической принадлежности, как и отдельные литературные образы и персонажи.
 

Еврейские начала Дрокии

(Цикл «Мир еврейских местечек Бессарабии»)

Автобусная станция города ДрокияЕсть на севере Молдавии городок, который ещё в 1973 году был торжественно объявлен 2000-м городом Советского Союза. В том далёком уже 1973-м пгт (посёлок городского типа) Дрокия был просто переведён в реестр городов СССР и попал случайно под номер 2000. Из этого случайного факта местные и республиканские чиновники постарались извлечь максимум  бюрократической выгоды: бывшая захолустная железнодорожная станция провозглашалась теперь особым городом не только в Молдавии, но и в огромном Советском Союзе.   

Я пишу эти строки не для того, чтобы как-то унизить этот населённый пункт, – наоборот, я испытываю к нему довольно нежные чувства, бывал там не раз, видел те перемены, которые случились с этой станцией в 1970-1980-х годах. Но когда я читаю сегодня о том, что в современной Дрокии – проблемы с отоплением, дорогами, трудоустройством, то думаю, что проблемы эти начались с тех времён, когда местные и республиканские чиновники занимались «шапкозакидательством», кричали «ура», но мало что сделали для реального и перспективного развития  этого населённого пункта.

Молдавский джаз и евреи

Загадки молдавско-еврейских связей.  Часть 5

(из цикла «Евреи в мировой культуре»)

Шико   Аранов (1905-1969) Размышляя над загадками молдавско-еврейских связей в различных областях жизни, особенно – в искусстве и литературе, я не могу не рассказать отдельно об одном уникальном музыкальном коллективе Молдавии. О нём я уже писал несколько раз за последние годы по разным поводам, так как с юности восхищался им, следил за его успехами, а в недавнем прошлом оказался хранителем уникального архива фотографий и звукозаписей, связанных с ним. Этот коллектив, на мой взгляд, – яркий и прекрасный образец интернациональной дружбы и взаимосвязей – личных, творческих, семейных  – людей разных национальностей и вероисповеданий. В коллективе главенствовали евреи, но никто из остальных не чувствовал себя никогда «униженным и оскорблённым». И вот что поразительнее всего: не стало руководителя – не стало коллектива (вот уже 40 лет!), но до сих пор и о руководителе, и о коллективе пишут, вспоминают, говорят…

Взлёт и закат «Букурии»

Взлёт и закат «Букурии»

 

Первый в джазе

<p style="text-align: justify;"><img src="http://www.dorledor.info/photos/articles/1251_2.jpg" align="right" width="151" height="200" hspace="15" vspace="10" border="2" style="border-color: #ffffff;"><strong>Между людьми и звездами существует загадочная связь. Как сложно представить возникновение из пыли и газа небесного светила, так остается тайной рождение в глухой провинции яркой личности. Но это произошло. 10 апреля 1905 года в уезде Четатя Алба, в городке Татарбунары, в семье Биньямина Арановича родился мальчик, которому дали имя Ишиягу. Через годы ему будут рукоплескать главы государств, с ним станут общаться видные деятели искусств, его портретами запестрят афиши, а песни Мастера запоют за пределами его родины. Но мальчик не ведал о предстоящем успехе. Ишиягу с увлечением осваивал игру на бас-геликоне (инструмент с самым низким звучанием). После переезда семьи в Арциз отец определил сына в самодеятельный духовой оркестр.&nbsp;<br><br>Учеба в кишиневской консерватории «Униря», служба в румынской армии, занятия в Бухарестской Королевской академии музыки и драматического искусства, работа в румынских ресторанах, концертных залах, кинотеатрах и даже на студии грамзаписи – обо всем этом мало известно. Поначалу «румынский период» в биографии Аранова стремились не афишировать, а теперь о нем и рассказать-то некому.&nbsp;</strong><br>

Молдавская литература и евреи

Молдавская литература и евреи, или
Загадки молдавско-еврейских связей - Часть 2

(«Евреи в мировой культуре»)

Давид Ветров (1913- 1952)Я ещё хорошо помню время, когда моя родная Молдавия гордилась своей культурой и литературой, когда активно действовал Союз писателей республики, а сами писатели проводили свои съезды и конференции, разъезжали по городам и сёлам, проводили ярмарки-продажи книг и встречи с читателями. После развала (распада) Союза такие «мероприятия», насколько мне известно, проводятся лишь время от времени только в столице республики Кишинёве, да и общий интерес к литературе в этой независимой вот уже 18 лет стране довольно низок. В Интернете можно найти какие-то статьи о литературном процессе в Молдавии, услышать отдельные новые имена поэтов, прозаиков, драматургов, но их очень мало, можно пересчитать по пальцам одной руки (прозаик  Владимир Лорченков, драматурги Николетта Эсинеску, Юлиан и другие). Есть большая статья в Википедии «Литература Молдавии», в которой рассматривается весь литературный процесс, начиная со средневековья и до конца ХХ века; есть раздел «Поэты Молдавии», насчитывающий 63 имени, из которых 46 имён – еврейских, остальные 17 – молдавских, русских и представителей других национальностей. И тут мне захотелось снова пройтись по «волнам моей памяти» и своим знаниям, чтобы показать молдавско-еврейские литературные отношения, потому что нигде о них я не читал и упоминаний не встречал.

 

Syndicate content