VI. Политические пристрастия

 

По мере роста культурного уровня евреи все чаще пытались искать выход из бесправия, нищеты и трагического положения большей части общины. Начиная со второй половины XIX века, в еврейской периодической печати неоднократно поднимался вопрос: «Алейан?» (Куда?) Куда идти? Куда податься? В связи с этим все больше политизировалась еврейская община. Среди еврейского населения Сорокского уезда особой политической активности во второй половине XIX в. не отмечалось. Люди преодолевали трудности, связанные с чертой оседлости, низким материальным уровнем жизни, с проявлением антисемитизма. В ограниченном размере проходила эмиграция в разные страны Европы, Америки и в Палестину.

Всплеск политической активности среди евреев уезда начался после еврейских погромов 1903-1905 г. При этом на первых порах преобладали приверженцы эсеров, социал-демократов – меньшевиков, бундовцев и противостоящие им сионистские организации.

Таким образом среди политических течений в Сороках особое  место занимали  сионисты.  Но  сионистские организации были не монолитны. Правые сионисты (ревизионисты), последователи Жаботинского, отражали интересы  более  зажиточных  слоев  населения. Представитель сорокских общин сионистов Шмиль Бразер,  самобытный философ,  в своих  лекциях  о классике литературы на языке иврит Бялике, ссылаясь на библию,  развенчивал  сионистов-ревизионистов. Характерным представителем левых сионистов (Шомер Ацион – молодые стражи) был А. Зак (1939 г.). Левые сионисты стремились построить на земле Палестины социалистическое общество.  Организация  молодых сионистов   (Гордония)   входила   в   состав социалистического интернационала и делала упор на коллективный труд. Так семья Б. Хитрона в 1933 г. уехала в  Палестину,  где живет и сейчас.  Ярким представителем ЦИИР Ицион (молодежь Сиона) был типограф И. Хитрон.

Сионистское движение не преследовалось румынскими властями до 1940 г. Поэтому судьба его активистов в те годы не была драматичной. В памяти старожилов остались активисты сионистского движения в Сороках: Д. Вайнберг, доктор М. Гурман, Ш. Гохбаум, Д. Гасс, М. Шварцман, М. Ханцис,  Г. Месамед,  Н. Шустер,  Б. Фишман, Ш. Гольдштейн и др. Нынешний председатель религиозной общины города А. Хусид был активистом молодёжной левой  сионистской  организации.  Большинство последователей  этой  идеи  оказалось  там,  где закладывались основы будущего государства Израиль. Там члены этих групп с энтузиазмом трудились в кибуцах, строя дома, возделывая поля, превращая пустынные и болотистые места в сады и огороды.

Начиная с 1940 г., сионисты у нас стали жестоко преследоваться. Некоторые из них оказались в лагерях ГУЛАГа:  И. Гершезон,  А. Гулярганц, А. Гельман и др.

Только с обретением независимости в Молдове началось возрождение сионистского движения и, как следствие, массовая эмиграция евреев (алия). Так что неуклонное снижение количества сионистов и сочувствующих в Сороках – показатель эффективности сионистских идей в наши дни.

Коммунистическое движение не обошло стороной сорокских евреев. Лозунги равенства и братства, которые, казалось, осуществлены за Днестром в СССР, привлекали порой лучших представителей еврейства, мечтавших освободить свой народ от бесправия.

Исторические данные свидетельствуют, что евреи активно участвовали в войсках Гарибальди, во французской буржуазной революции. Значительный вклад внесли евреи в движение народников и эсеров, в социал-демократическое движение. Тогда же заметную роль среди евреев играла социал-демократическая партия Бунд. Ее члены мечтали построить справедливое социалистическое общество вне Палестины. Многие из них участвовали в Февральской и в Октябрьской революциях на стороне большевиков. Затем в СССР бундовцы были уничтожены большевиками. В Бессарабии они преследовались со стороны сигуранцы.

Однако картина политической жизни сорокских евреев была бы неполной, если бы мы обошли эту сторону их истории.

В феврале 1917 г. председателем Сорокского совета был избран активный участник февральской и октябрьской революций врач С. Сабсович (Субботин). Он выполнял эту функцию и после Октябрьской революции. После марта 1918 г. он сражался в рядах партизан, затем короткое время был народным комиссаром здравоохранения Молдавской АССР, попал под партийную чистку и, спасаясь от репрессий, уехал в Среднюю Азию. Там он стал доктором медицинских наук и профессором Ташкентского мединститута. Его появление в Сороках в 70-х годах прошло незамеченным и не вызвало энтузиазма у руководителей советской власти Сорокского района. Так ли случилось бы, если бы участник революции не был евреем?

В 1917-1918 г. секретарем редакции уездной газеты Совета рабочих и солдатских депутатов был В. Мазур. После установления власти румын в Бессарабии он бежал в село Великая Косница, где временно работал учителем и вернулся в Сороки через несколько лет, когда утихли преследования активистов революции. После этого он отошел от политической деятельности. В памяти сорочан В. Б. Мазур остался как замечательный учитель математики. Однако война не пощадила его сыновей С. и Д. Мазуров, которые погибли на фронте в первые месяцы Вкликой отечественной войны.

Как уже отмечалось, сорокская еврейская молодежь стремилась перейти границу и попасть в СССР. В 20-х годах в течение одного месяца ушел за Днестр целый класс гимназии, за ним последовали и другие молодые люди. Некоторые из них добились высоких постов, но, как выяснилось позже, большинство из них было репрессировано.