Наши мёртвые нас не оставят в беде, наши павшие - как часовые...

Наши мёртвые нас не оставят в беде, наши павшие – как часовые…

                       (Владимир Высоцкий. «Он не вернулся из боя». 1969)

Памяти всех евреев, расстрелянных в июле 1941-го года у Бекировского моста в Сороках

В 1972-м году на еврейском кладбище приднестровского городка Сороки воздвигли скромный памятник жертвам фашизма, расстрелянным в июле 1941-го года при въезде в город со стороны Бекировского моста. Инициатором воздвижения этого памятника стала моя многолетняя соседка, бывшая учительница истории Сима Яковлевна Котовская, участница революционного подполья в городе Сороки в 1930-е годы. Она-то и рассказала мне, что у Бекировского моста был расстрелян 41 человек, но при опознании удалось установить имена только 37, поэтому на памятнике выбиты, согласно алфавиту, только 37 имён и фамилий. Четыре человека, расстрелянных тогда и покоящихся тоже в этой братской могиле, навсегда остались неизвестными. Первым в скорбном  мартирологе расстрелянных евреев, нарушая правила русского алфавита, значится имя 90-летнего раввина Нисла Колкера. Но не только потому, что он был самым старым из расстрелянных евреев и самым уважаемым среди них, а потому, что он совершил поступок, который старая учительница истории и все её друзья расценивали как подвиг...

О раввине Колкере я рассказал в отдельной статье «По следам сорокских Колкеров». К нему ещё возвращусь и в данной статье. О пяти других сорокских евреях, похороненных в этой братской могиле, коротко рассказала в своей книге «Памятник в Бершади» Клара Любарская. На с.15 её книги мы находим такие строки: «Нас собрали в субботу, а на следующий день, в воскресенье утром, мы узнали, что в городскую синагогу привели партию людей, которых задержали на границах и которые думали эвакуироваться. Они были задержанными, а мы считались свободными. Когда нас отпустили, мы ходили к ним, носили воду и другие продукты, которые могли найти дома.

Через два дня румынские оккупанты собрали сорок мужчин, известных в городе людей: пожилых, средних лет и детей. Были среди них и мой знакомый парень - Идель Берелехис, а с нашей улицы - Аврум Хан, 14 лет, Яшан Сухер и его сын, юноша тоже 14-ти лет, а также наш сосед - молодой рэбэ Анчел Ашекенази. Присутствовали там и немцы. Отвели всех на Бекировский мост, велели выкопать яму и всех расстреляли. После этого они (румынские и германские оккупанты - Д.Х.) опять послали барабанщика известить, чтобы все евреи города собрались с вещами около синагоги, где уже находились задержанные. Погода была ужасная: лил сильный дождь. Пришлось взять  с собой боты, ботинки, зимнее пальто, хотя на дворе стоял июль. Возвратились мы домой только через три года...»

***

В книге кишинёвского профессора истории Сергея Назарии «Холокост на территории Молдовы и в прилегающих областях Украины в 1941-1944-м годах» в сноске на с. 87 читаем следующие строки: «Весной 1941 года, когда готовилось вторжение в Советский Союз, Гитлер принял решение о формировании четырёх мобильных отрядов специального назначения - айнзатцгрупп (опергрупп СД) - по тысяче человек каждая. Они должны были двигаться вслед за наступающими частями вермахта, сгонять евреев и убивать их. Во главе этих айнзатцгрупп находились доктора наук, юристы и другие в профессиональном плане хорошо подготовленные люди. Районами действий айнзатцгруппы Д являлись Бессарабия, Южная Украина, Крым, Кавказ. Возглавлял профессиональных убийц СС айнзатцгруппы Д один из самых свирепых карателей Третьего рейха д-р Отто Оллендорф, приговорённый Международным трибуналом к смертной казни через повешение. Собрав группу евреев, эти изверги заставляли их копать большую могилу, затем людей выстраивали вдоль рва и расстреливали из пулемёта...». Добавлю к сказанному, что позднее такого рода «операции» германские и румынские изверги стали называть «операциями устрашения» - чтобы евреи слушались представителей новой власти и беспрекословно выполняли все их приказы. Таким образом, например, в Бабьем Яре на окраине Киева в сентябре 1941-го года были убиты не менее 34 тысяч евреев; В Кишинёве, у западной стены еврейского кладбища, было расстреляно в июле 837 человек, 1-го августа - ещё 411 человек, 7-го августа у станции Гидигич - 525 человек,  во дворе сельхозинститута - более 400 человек, на старом аэродроме (ныне - микрорайон Рышкановка) - 500 человек. Массовые расстрелы проводились на Оргеевском шоссе у конезавода, где точное число убитых до сих пор не установлено. В Бендерах, у стен старой крепости,  было расстреляно 58 человек; в Бельцах был расстрелян нацистами 2291 человек; в Резине - 600 человек... В Сороках, как нам уже известно, у Бекировского моста был расстрелян 41 человек, а в пересыльном лагере под Сороками, в Косоуцком лесу (урочище Малачунь), тоже погибло около 6 тысяч евреев...

***

В 1943-м румыны провели перепись населения.  В Кишинёве, наряду с представителями других национальностей, проживало тогда свыше 70 евреев, в Бендерах - двое, Бельцах - 64,  Кагуле - пятеро,  Оргееве - 15,  Сороках - 8. Откуда же взялись эти евреи в оккупированных румынами и немцами городках Бессарабии? Неужели все они были предателями, были теми, кто выдавал своих братьев-единоверцев, услужливо подсказывал нацистам, кого надо в первую очередь взять и расстрелять?..

Известно, что нацисты в Сороках в один из первых дней оккупации пришли к раввину Колкеру - самому старому и самому уважаемому члену Сорокской еврейской общины. «Вы - глава еврейской общины, - сказал один из немцев почтенному старцу, - и должны представить нам адреса и фамилии самых известных евреев города!» - «Зачем? - спросил раввин Колкер. - Чтобы они искупили своими жизнями все грехи вашего народа! - высокомерно заявили немцы. - «В таком случае берите меня первым и расстреляйте первым! Других имён я вам не назову!» - «Вы, наверное, меня не поняли, - сказал немец, - назовите имена - и Вам сохранят жизнь!» - «Я прекрасно понял, какую цену должен уплатить за свою жизнь! Этому не бывать!» - гордо заявил раввин Нисл Колкер.

Он был расстрелян в числе первых сорока евреев города у Бекировского моста. Более того, как я предполагаю, в списке расстрелянных вместо 40 числился 41 человек, и одним человеком больше в том списке был именно рав Нисл Колкер. А восемь евреев, проживавших в Сороках в 1943-м, были, видимо, те, кто, боясь за свою жизнь, указали фамилии и адреса других своих единоверцев. Некоторые из этих восьми евреев, наверное, спокойно дожили до глубокой старости, а родственники и знакомые считали и считают их до сих пор уважаемыми, благородными и порядочными людьми...

Спасибо за память!

Уважaемый Давид Хахам!

Хотелось бы выразить Вам огромную благодарность за этот прекрасный сайт, который возвращает нас в город детства. Ничего прекраснее быть не может.

Спасибо и за то, что вы не забываете тех, кого с нами уже нет! Эта статья дорога мне лично, так как один из растрелянных это мой дедушка- Фаерштейн Лейб Рахмилович.

Но, есть две неточности, которые мне бы очень хотелось исправить- ему было не 55 лет, а всего лишь 35 и его фамилия пишется ФАЕРШТЕЙН. Может быть это не очень важно, но мне, названной в его честь, моей маме- Энце Фаерштейн и всем нашим близким дорога память о нем и хотелось бы, чтобы все было написано правильно.

С уважением и благодарностью,

Елена