Думбравенцы. Часть 3-я

Уважаемые посетители сайта www.soroki.com!
В августе 2008 года на нашем сайте были опубликованы две части книги Исаака Комарова «Майн штэйталэ Думбрэвэн» («Моё местечко Думбравены»). За эти  два с половиной года мы получили десятки откликов на эту книгу и пожелания  увидеть на сайте её третью, заключительную часть. Последнее по времени собщение мы получили от Эймоса Сельцера, жителя США, уроженца Думбравен. Он, уже пожилой человек, разыскивает свои корни, своих близких и обратился к нам. Мы, в свою очередь, попросили редактора этой книги Давида Хахама прислать нам её заключительную часть. И вот сейчас мы представляем её посетителям нашего сайта.

 

 

Вновь оглянувшись назад, взвесим, оценим
путь, что пролёг через ад к далям весенним.

Полною грудью вдохнём воздух свободы
мы, кто испытан огнём в чёрные годы…

О, хоть на миг оглянись – что за дорога!
О, присягни, поклянись свято и строго:

не позабыть, не простить смертной неволи,
чтобы вовек не остыть гневу и боли.

О, что за смысл затаён в скорбных картинах!
Слышится узников стон, крики невинных…

Братья! Навек сохраним каждое имя:
мы договором святым связаны с ними...

  Макс Циммеринг

 

Книга Исаака Комарова Читатель уже, вероятно, понял из второй части книги, что рассказываю я здесь только о тех евреях Думбравен, которых знал лично, с кем встречался, дружил, беседовал  в течение большей части своей жизни. Разумеется, все евреи этого знаменитого бессарабского местечка, еврейской земледельческой колонии, существовавшей более века, не могли стать героями моей книги. Возможно, кого-то из них я даже не упомянул. Поэтому заранее прошу прощения у родственников и потомков этих людей! Тем не менее, считаю, что моя небольшая книжка станет, безусловно, письменным памятником всем без исключения моим землякам независимо от времени, когда они там проживали, или пространства, на котором сегодня проживают их дети, внуки и правнуки.  

 

Рабинович Дудл, его жена Бетя, дочь Суя эвакуировались из Думбравен. Сын Исаак был мобилизован для работы на железнодорожном транспорте. Все возвратились после войны в Бельцы, где дети Дудла создали свои семьи. Затем они переехали в Черновцы. Суя проживала со своей семьёй недалеко от Черновиц. Глава семьи умер ещё в бывшем  Советском Союзе. Остальные репатриировались. Бетя прожила в Израиле до глубокой старости. Исаак живёт со своей семьёй. После смерти матери Суя уехала к своим детям в Америку.

 

Рашковский Мордхэ и Фрадя – родители моего шурина Иосифа Рашковского. Глава семьи стал инвалидом  во время русско-японской войны в начале прошлого века. Фрадя была энергичной, жизнелюбивой женщиной. Дружила с моей матерью. Они жили много лет в селе Парканы. Помогли старшему сыну Борису  получить высшее юридическое образование. Старики погибли в годы Холокоста. Иосиф погиб под Ростовом. Борис жил после войны в Килии. Там умер и был похоронен. Его супруга, сорочанка Тамара Месамед,  проживает ныне вместе со своей дочерью и её семьёй в Кфар Сабе.

 

Ривилис Хаим был моим учителем Торы и иврита в детстве. В начале войны его мобилизовали в Красную армию. Супруга и младший сын погибли во время Холокоста. Старший сын Яков был в России. После войны он  работал бухгалтером. Его женой была Сима Берелехис из Сорок. Отец похоронен в Сороках, Яша – в Бельцах, Сима – в Израиле.

 

Ройтман Перл (дус Ройтл) была последней еврейской жительницей Думбравен. Как я уже рассказывал в первой части книги, после войны она работала секретарём сельсовета, библиотекарем, была общественницей. После смерти отца жила одиноко, вела крестьянский образ жизни: имела огород, домашнюю птицу. Умерла в одиночестве в конце 70-х годов. Дирекция совхоза вызвала из Сорок Бузю Флейшера и Лейба Хараста. Пока те прибыли, соседки, молдаванки и украинки, растащили всё её имущество и даже с мёртвой сняли одежду. Как это напоминало июль 1941-го года!