XI. До свидания, земляки

То весна запаздывала, то сложно было переносить засушливое лето, а теперь вот наступила слякотная осень. Холодает. Каждый раз на душе пасмурно, тревожно. И экономическая обстановка в республике беспокоит, и общественно-политическая. Очередная группа сорокских евреев уезжает. Преодолев много препятствий, удовлетворив ненасытные аппетиты всяких посредников, навязывающих свои "услуги", евреи в большинстве своем уезжают в Израиль, Америку, Германию. Уезжают навсегда. Уезжают, продав за бесценок или раздарив все то, что было нажито за 50 послевоенных лет.

Делать вид, что ничего особенного не происходит, теперь уже невозможно. Проходят прощальные церемонии: кто устраивает по этому поводу торжественный ужин, а кто прощается с родственниками и друзьями скромнее. Грустно становится от того, что некоторых знакомых перестаешь встречать на улицах. Сужается круг людей, с которыми многие годы мы общались. Рвутся привычные связи.

Одинаково ли тяжело тем, кто остается, и тем, кто уезжает?

У нас тут свои известные всему миру трудности. И хотя в магазинах пустовато, а на базаре густо (базарная экономика), многое из того, что хотелось бы иметь, большинству недоступно, мы живем надеждой, что эти трудности будут преодолены. Образ одних знакомых скоро изгладится из памяти, с другими будем переписываться. Жизнь заставит нас выбрать из нового окружения новых приятелей. Время лечит, а это значит, что появятся новые интересы, новые стремления.

Тех, кто уезжает, ждут большие перемены, новые города и села, новая работа, новые сослуживцы, новые проблемы. Прощаясь, желаем им справиться с теми трудностями, которые их ждут. У человека всегда возникают проблемы, когда он переезжает из квартиры на квартиру, из города в город, а тем более, если меняется страна, среда проживания. Те, кто уезжает, по-видимому, представляют себе на что идут. Это – на всю жизнь. Практически обратного пути нет.

Еще по одному поводу придется переживать уехавшим. Они очутятся в странах, где выбор товаров большой, а возможности их приобретения на первых порах ограничены. Нужна психологическая "перестройка", чтобы специалист высокой квалификации решился убирать улицы или ухаживать за немощным и капризным богачом. Наверное, многие проблемы со временем решатся, но до конца жизни большинство из отъезжающих будут страдать от болезни, которая называется ностальгией – тоской по родине, по тем местам, где родился, учился, женился, по коллективу, где работал, по нарушенным дружеским связям. Нет лекарства от этой болезни. Время может притупить её симптомы, но обострения неизбежны. Сочувствие вызывают пожилые люди, скромные пенсионеры. Они там будут получать не пенсию, которая зарабатывается многолетним трудом, а пособие. На него жить можно, но скромно. Оно обеспечивает лучший уровень жизни, чем нынешняя наша пенсия. Однако быть в стране, где большой выбор товаров и услуг, и не иметь возможности ими пользоваться, когда окружающие себе это позволяют, тоже трудно. Теперь у нас тут и у них там одинаковый капиталистический строй, при котором нужно "крутиться", а пожилым и старикам это делать трудно, да и за годы советской власти большинство к этому не приучилось.

Прошли те годы, когда официальная пропаганда изощрялась в искусстве клеймить отъезжающих. Теперь официальная пропаганда почти безразлична к этому массовому явлению, охватившему представителей разных национальностей. Наверное, кое-кто не понимает, что утечка мозгов – это бедствие для любой страны. Для их восполнения нужны десятки лет. Мне непонятны те, кто уезжает на германскую землю, обагренную кровью сотен тысяч евреев. Неужели психология местных жителей настолько изменилась, что они, радушно встречая непрошеных гостей, не ждут, когда вновь зазвучит колокол? Неужели богатая жизнь в Америке может заменить духовное возрождение тут или на земле предков? Ведь не хлебом единым жив человек. Мы же с Вами, дорогие читатели, те, кто в ближайшее время по разным причинам не собирается менять место жительства, относимся к этому явлению одновременно сочувственно, с интересом и с сожалением. Мы желаем нашим землякам удачи на новом месте.

У нас с каждым годом происходит либерализация законов, позволяющих пересекать государственные границы, стало возможным даже беспрепятственное возвращение на родину. Остаются же у многих в Сороках семейные корни – могилы предков. Кто будет содержать их в надлежащем порядке? Стремление посетить эти священные для семьи места, надеемся, приведет многих еще не раз в наш город. Поэтому мы верим, что еще встретимся. Может быть и Вам будет интересно через какое-то время убедиться в тех положительных изменениях, которые у нас намечаются. Поэтому при расставании мы говорим своим землякам: «До свидания». Однако у последующих поколений выходцев из Сорок это стремление будет угасать. Такова воля Истории.