Тайна дуэта «K BROTHERS»

(из цикла «Рассказы о земляках»)

Фотография братьев Саши (слева) и Феликса Коренблюмов, с указанием их сайта в ИнтернетеВ начале ХХI века на музыкальном небосклоне Израиля появился  молодой певец, который был представлен публике как Александр Кей, или, на англо-американский манер, – Alexander K. Я, в принципе, отношусь спокойно к появлению новых имён и в России, и в родной Молдавии, и в Израиле. Это закономерный процесс: на смену отжившим кумирам приходят новые музыканты: композиторы, исполнители, группы, которые тоже со временем могут стать нашими кумирами. Но в данном случае появление нового певца меня как-то особенно взволновало…

***

На старой любительской 8-миллиметровой киноплёнке запечатлён уголок микрорайона Новые Сороки, где я проживал с семьёй до репатриации.  Начало 1980-х годов. Площадка перед нашим 100-квартирным пятиэтажным домом, которая использовалась также для сушки белья. Среди этого белья продвигаются дети с несколько испуганными глазами (помнится, я в шутку назвал этот киносюжет «Дети из латинских кварталов Латинской Америки»): моя дочь Софа и двое малолетних сыновей моих близких друзей Аннушки и Гриши Коренблюмов-Бендейских (Бендерских), проживавших напротив, – Саша и Феликс. Аннушку все сорочане хорошо знали: она много лет проработала в регистратуре городской поликлиники. Гришу тоже знали многие: он работал начальником инструментального бюро на Сорокском ЗТО вместе со своим тестем Иосифом Бендейским и братом жены (шурином) Милей Бендейским (начальником 6-го цеха). Аннушку и Милю я знал с раннего детства, потому что наши покойные матери были как сёстры: их сплотило в годы 2-й мировой войны совместное пребывание в гетто городка Бершадь Винницкой области. Как я узнал много лет спустя, только благодаря дружбе и взаимовыручке – Поля Хахам-Бортман (моя мама, самая старшая из них), Мария (Мася) Лейдершнайдер, мама Аннушки и Мили, моя тётя Циля Айбиндер, прожившая все послевоенные годы в Киеве (мать Саши и Димы Айбиндеров, живущих ныне в Филадельфии) тётя Роза Профис-Гулько (мать Зёмы и Шурика Профисов из Згуриц, потом – Кишинёва, ныне – Хадеры) и другие молодые женщины – остались живы. Поэтому они дружили и поддерживали друг друга многие послевоенные годы. Эта дружба матерей передалась и нам, детям. Для меня, конечно, двое сыновей Аннушки и Гриши Коренблюм были тоже близки и дороги. Кроме того, с Гришей мы какое-то время вместе работали на ЗТО. А ещё он принимал активное участие в художественной самодеятельности, красиво пел. Мог бы, наверное, стать и профессиональным певцом. Но тогда, в 1960-1970-х годах, это казалось нам всем недосягаемым. Провинциалы, мы пытались достичь хотя бы какого-то небольшого успеха в жизни: ведь спонсоров и богатых родственников у нас не было, да и «пятая графа» не сулила никаких видимых перспектив в области искусства и, особенно, – в области вокала…