Две еврейские песни Олега Мильштейна

(из цикла «Земляки»)

Kомпозитор и дирижёp, заслуженный артист России Олег Мильштейн В творчестве нашего именитого земляка, композитора, аранжировщика, музыканта, основателя и многолетнего художественного руководителя вокально-инструментальных ансамблей (ВИА) «Фортина», «Сонор», «Оризонт», члена Союзов композиторов СССР, России, Молдовы и Германии, заслуженного артиста России с 1990 года (родная Молдавия так и не удостоила его никаких наград и званий!) Олега Мильштейна – множество песен на молдавском языке – и всего две песни на идише и на еврейскую тематику. О том, как были созданы эти песни, вспоминал в середине 1990-х  заслуженный деятель искусств Молдовы Зиновий Столяр. Он рассказал в одной из своих статей («Тернистый путь к успеху», 1995), как летом 1994 года его пригласили в представительство Еврейского агентства («Сохнут») в Молдове и поручили заняться подготовкой к участию республики в международном конкурсе эстрадной песни еврейской молодёжи в Израиле. По условиям конкурса следовало представить одну-две песни, ещё ни разу не опубликованные и нигде не исполнявшиеся. Другими словами, речь шла о творческом заказе – создании специально для данного конкурса совершенно новых эстрадных песен.

Столяру повезло: в этот самый период в Кишинёве находился Олег Мильштейн. Лишь незадолго до этого, в 1992-м, он возвратился из Ставрополя, где ВИА «Оризонт» пребывал в течение двенадцати лет, а ещё через два года, в 1996-м, он уедет навсегда в Германию. Зиновий Лазаревич пишет об этом факте так: «Зная Олега Мильштейна на протяжении двух с лишним десятилетий, я был уверен, что лучше него никто с этой задачей не справится – он-то и был приглашён в нашу группу. Для написания слов к песням мы обратились к талантливому еврейскому поэту (на идиш – Д.Х.) Моисею Лемстеру. Провели несколько прослушиваний молодых певцов, приехавших из разных городов и районов республики, – лучше других оказалась Нонна Крохмаль из Рышкан (я хорошо помню Нонну Крохмаль: она в 1980-х годах обучалась в Сорокском педучилище на музыкальном отделении, я преподавал в её группе русский язык и литературу, уже тогда она хорошо пела  и тоже принимала активное участие как певица в концертах и фестивалях – Д.Х.). Тем временем шла работа над музыкой и текстом будущих песен – наши авторы создавали их, что называется, такт за тактом, строка за строкой. В итоге мы получили две превосходные песни: лирическую, проникновенную – «Исраэль» и полную молодого задора – «Иерушалаим». Теперь предстояло разучить эти песни с Нонной и сделать фонограммы. Основная нагрузка пришлась здесь на композитора – это были многочасовые репетиции, бесчисленные пробы и дубли – работа шла на износ. Нонна, в конечном итоге, привезла из Москвы, где шёл окончательный отбор, специальный приз за песню «Иерушалаим» (вторую песню ей там петь не дали). Приходится лишь сожалеть о том, что песни, которые могли бы украсить любую престижную программу эстрадной музыки, так и не прозвучали в Израиле...».

***

К великому сожалению, эти две песни и сегодня, 16 лет спустя, остаются не известными широкой публике. Когда я узнал о существовании двух еврейских песен Олега Мильштейна, то обратился ко всем их создателям с просьбой прислать эти песни. Откликнулась только Нонна Крохмаль, она проживает ныне в Германии. Записаны песни, которые она мне прислала, на аудиокассете 16-детней давности, запись низкого качества, слов почти не разобрать. Пришлось предпринять немалые усилия, прежде чем удалось «перегнать» их в компьютер и получить от Моисея Лемстера их тексты на идише. После общения с Олегом Мильштейном я наконец-то получил и оригиналы обеих песен. И всё-таки даже в наши дни я согласен с Зиновием Лазаревичем Столяром, который пишет, что «в них столь ярко и достоверно воссоздано своеобразие национального колорита музыки, её мелодическая выразительность и теплота, её энергия и темперамент, что сомневаться в принадлежности автора к еврейской музыкальной культуре не приходится. И ещё одно их качество: будучи по жанру эстрадными, песни эти остаются вне потока пустых и выхолощенных шлягеров, заполнивших современную музыкальную эстраду, – свидетельство художественного вкуса композитора, признак его приверженности чистой песенной лирике...».