Свадьба. Хуппа с занавешенными окнами

Гена (Ханох) Маловацкий

 Книга вторая (отрывок)

 

 

Malovatzkiy-inviteАвгуст 1961 года. Позади три года службы в Советской армии. Пришло время устраивать жизнь. Я устроился на работу в АТК-11 и мы с Марой решили жениться.

 Для начала следовало подать заявление  в загс. Нам назначили дату,  3 октября 1961 года . Но именно в этот день папа вместе со своим ларьком должен был переезжать на новый базар. Это было довольно сложное мероприятие, и без моей помощи ему невозможно было обойтись. Так как работы оказалось  много, я потерял контроль над временем, а когда вспомнил, то оказалось, что  опаздываю в загс. Быстро побежал к Маре. Её вид и состояние её родителей не оставлял сомнений: они решили, что я передумал жениться. Впоследствии, я нередко упрекал жену: как она могла хоть на миг усомниться во мне. Оказалось, что её родители, особенно отец,  часто укоряли её: «Говорили тебе – не жди его из армии, ты не слушалась, и вот теперь он передумал».

 Даже моё появление не могло улучшить их настроение. Тем не менее, мы пошли в загс и в последнюю минуту перед закрытием подали заявление. Ровно через месяц, 3 ноября, в присутствии семей работница загса оформила наш брак. Особого торжества в церемонии бракосочетания в загсе не было, и свадебный марш Мендельсона не исполнялся. После загса все пошли к нам домой, и бабушка заявила, что мы обязаны провести обряд помолвки. Оказывается,  шесть лет нашей дружбы не давали нам права (по еврейской традиции)  называться женихом и  невестой. И тогда, перед трапезой, была разбита тарелка, как и  положено на еврейской помолвке.

 А 10  ноября состоялась «хуппа»  (обряд при бракосочетании по законам иудаизма, названный так по одноимённому навесу, под которым происходит сам обряд. Навес, символизирующий будущий дом, в который жених вводит невесту, представляет собой таллит, привязанный за цицит к четырём столбам). Проводили её в доме моих родителей. Перед этим были занавешены все окна. Папа проверил с улицы, не осталось ли щёлочки, через которую можно было бы хоть что-то подсмотреть. Нашу хуппу освящал раввин Мойше Папауцан. Это был последний раввин в Сороках, переживший фашистские лагеря, стойко сопротивлявшийся  запретам властей на религиозную деятельность.

 Свидетелями нашей хуппы, поставившими свои подписи на «ктуббе» (еврейском брачном договоре, неотъемлемой части традиционного еврейского брака, в котором перечисляются такие обязанности мужа по отношению к жене, как предоставление еды, одежды, исполнение супружеских обязанностей). Также обязанность выплатить определённую сумму денег в случае развода; мужчина, желающий развестись, обязан выдать своей жене «гет», то есть документ о разводе, были учитель Хаим  Лернер и Иосиф Эрлих, муж Ханны, двоюродной сестры мамы.

 

 

Памяти Оки Штрайтмана... Коль

Памяти Оки Штрайтмана...

Коль на фотографии мы видим Оку Штрайтмана, то  можно было-бы  и о нем рассказать пару слов.

Завтра годовщина его смерти. 4-го декабря 2007-го года, в день праздника Ханукка, Оки Штрайтмана не стало: он скончался от почечной недостаточности.

Пусть земля ему будет пухом.....

"Все звали его Ока..." Так

"Все звали его Ока..."

Так называлась статья опубликованная на нашем сайте несколько лет назад:

http://www.soroki.com/node/culture/oka.html

От редакции сайта.

Все мы хорошо знали Оку в Сороках. Тяжело сознавать, что его уже нет с нами.

Обращаемся к семье Оки Штрайтмана: расскажите сорочанам в фотографиях о годах его жизни в Израиле, музыкальной деятельности Оки.

Мы с благодарностью поместим эти фотографии.

Здравствуйте,С большим

Здравствуйте,
С большим волнением я прочитал заметку на вашем сайте об Иване Трайсте.
52! года тому назад, а конкретней, 19/11/1961 года, Ваня Трайста играл и пел на нашей свадьбе, в ансамбле Шайке скрипача.

Не мог себе представить, что он ещё играет и поёт. Во второй моей книге я пишу о нём и о других людях из нашего города. Посылаю  вам отрывок из моей второй книги. Если захотите его опубликовать, я не возражаю.
 
С уважением,

 Гена Маловацкий