«Бухенвальдский набат», его автор и «Мэрцишор»

Почему я так считаю, сейчас объясню. Никто нигде и никогда не упоминал автора стихов песни «Бухенвальдский набат». Между тем, автор, разумеется, был, и звали его не Вано Мурадели, а Александр (точнее - Исаак) Соболев. Это был москвич, фронтовик, инвалид войны второй группы. Но имел два серьёзных недостатка, которые, вместе взятые, представляли собой серьёзную преграду для официального «разрешения на известность»: Соболев был беспартийный и еврей. Летом 1958-го года он узнал из газет об открытии мемориала на территории бывшего лагеря смерти Бухенвальд, где была возведена башня с колоколом наверху. Набат этого колокола должен был вечно напоминать миру о жертвах фашизма (точнее - нацизма). В те же годы на атолле Муруруа в Тихом океане проводились ядерные испытания, что тогда воспринималось в Советском Союзе как подготовка к новой, теперь уже ядерной войне. В соответствии с партийными установками того времени советским людям следовало давать отпор этим ядерным приготовлениям. Александр Соболев и пытался своими стихами предупредить мир о готовящейся опасности. Но газета «Правда» отказалась печатать эти стихи. Почему - сказать трудно (скорее всего - из-за того, что автор - еврей и беспартийный!) Они были опубликованы в газете «Труд». А когда Вано Мурадели, восхищённый этими стихами, написал музыку к ним и отнёс песню на радио, один из известных поэтов-песенников вынес ужасный по тем временам вердикт: «Это не стихи, а мракобесие...». Однако в том же 1959-м году шла активная подготовка к седьмому Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, который должен был состояться в столице Австрии Вене с 26-го июля по 4-е августа. Там и была впервые исполнена эта песня хором студентов Уральского университета. А в Советском Союзе она прозвучала только в документальном фильме, посвящённом фестивалю, - «Весенний ветер над Веной». После этого «Бухенвальдский набат» вошёл в репертуар ансамбля песни и пляски советской армии под управлением Бориса Александрова, а всенародной он стал ещё спустя некоторое время благодаря мастерскому исполнению Муслима Магомаева.

Но все последующие сорок лет авторство Соболева нигде и никогда не упоминалось. Песня исполнялась повсюду, печаталась в сборниках, но всегда и везде указывался только автор музыки - композитор Вано Ильич Мурадели. Доходило порой до трагикомических анекдотов. Например, известен случай, когда во Франции один благодарный слушатель обратился к руководителю советской делегации - сотруднику органов КГБ - с просьбой подарить автору стихов легковой автомобиль. На что последовал ответ: «У него есть всё, что ему нужно!» А Соболев в это время проживал с женой в бараке, и улучшений жилищных условий у него не предвиделось. Теперь пора рассказать подробнее об этом человеке.

Исаак (Александр) Владимирович Соболев родился в 1915-м году на Украине, в местечке Полонное нынешней Хмельницкой области. Он был последним ребёнком в бедной еврейской семье. Когда мальчик стал слагать стихи, его отец озабоченно спросил у матери: «Что он всё время бормочет? Может, показать его доктору?» В год окончания школы на выпускном вечере школьный драмкружок показал спектакль по его пьесе под названием «Хвосты старого быта». Вскоре умерла мать, отец привёл в дом мачеху, и 15-летний подросток, сложив в плетёную корзинку две пары латаного белья и тетрадь своих стихов, отправился к старшей сестре в Москву. Там он выучился на слесаря и стал зарабатывать на хлеб насущный как рабочий.. Вступил в литературное объединение при многотиражке механического завода, начал публиковать свои корреспонденции в городской газете и, в конце концов, пришёл в неё работать. Всё это время Александр продолжал писать стихи.

Началась война. Соболев воевал рядовым и в 1944-м вернулся инвалидом второй группы. После войны - работа в литейном цехе авиамоторного завода, заводская многотиражка. В этой газете и познакомился Александр с девушкой Татьяной, ставшей его звездой, музой, счастьем, его опорой и надеждой - той, с которой они прожили вместе 40 лет...

Туман в окне. А может, темень?
Наверно, ночь... Вокруг - покой.
Плывут по небу тучки-тени.
Мы на Земле одни с тобой...

Памятник неизвестному поэту

Памятник неизвестному поэту
Люди мира, на минуту встаньте!
            Исак (Александр) Соболев

У святых – суровы лица…
И величественный Храм –
Символ Северной столицы –

Лёг к застуженным ногам.

Преподобный Исаакий –
Кто упомнит подвиг твой?
Только в Храме может всякий
Голосить за упокой.

Век за веком забирался
Страх под кожу у людей,
А в Москве Исаком звался
Беспартийный иудей.

Не кликушествовал всуе,
Не боялся стукачей,
Жил поэт, судьбой рискуя,
И не славил палачей.

Несгибаем, словно воля,
Усмиряя гнев и страсть,
Словом, стиснутым до боли,
Бичевал родную власть.

Отдан сукам на закланье,
Изувеченный войной,
Прозябал в глухом изгнаньи
Вместе с женщиной святой.

В нежном сердце буря крепла,
Колокольный звон стоял,
Это ожили из пепла
Те, кого он потерял.

Монументом для поэта

Бухенвальдский набат

Для прослушивания музыки " Бухенвальдский набат" рекомендуем использовать браузер "Mozilla Firefox"