Хозяева известного дома

(Из книги «Сороки - мой город родной!»)

в трёх частях с послесловием

Часть первая. Дом

В центре молдавского городка Сороки, на улице, называющейся ныне Индепендентей (Освобождения), а до этого в разные годы и эпохи величавшаяся именами Ленина и румынского королевича Фердинанда, а также в течение более ста лет (с 1812-го по 1918-й годы) - Дворянской, находится весьма примечательное здание. Как и знаменитая Сорокская крепость - памятник архитектуры ХVI века, - это здание можно увидеть во всех книгах и буклетах, на открытках, посвящённых одному из красивейших городов республики Молдова. Сегодня в этом здании расположен городской историко-краеведческий музей. А 60 с лишним лет назад этот дом принадлежал своему первому и единственному хозяину - адвокату Иосифу Бецалевичу Гендлеру. Многие коренные сорочане и сегодня, спустя полвека, продолжают называть это здание «домом Гендлера». Недавно мне посчастливилось связаться с сыном покойного адвоката, Бецалелем (Борисом) Гендлером, который проживает ныне в посёлке Кирьят Экрон близ Реховота. Вот что он мне рассказал: «До 1940-го года в этом доме проживала вся наша семья. Он построен по эскизам моего отца. Строительство было завершено в 1931-м году. Впоследствии родители рассказывали, что переезд в новый дом несколько раз откладывался из-за сильного наводнения весной 1931-го. Сорочанам известно: когда начинался весенний паводок, Днестр сильно разливался, выходил из берегов и затапливал нижнюю часть города. Несколько раз вода проникала в подвальные помещения нашего нового дома.

Сороки 1930-х годов прошлого столетия представлял собой небольшой городок, застроенный, в основном, небольшими одноэтажными зданиями. Наш новый дом тоже был одноэтажным, но его отличал от других домов, расположенных по соседству, внешний вид, своеобразный фасад. Фасад дома длиной более шести метров растянулся вдоль улицы. В самом его центре - главный вход, или, как тогда говорили, парадная дверь арочного типа, большую часть двери украшает узорчатое матовое стекло. Перед дверью - парадное крыльцо. Четыре гранёные колонны располагаются по две слева и справа от двери. Центральный вход венчает красивый купол, опирающийся на эти колонны и заканчивающийся в самом верху шпилем. Архитектурный замысел отца предусматривал симметрию по фасаду: справа и слева от главного входа располагаются по три высоких окна. Рядом с куполом с обеих сторон выше карниза окон и сегодня можно различить ажурные металлические украшения с двумя монограммами IG и SG. Это инициалы моих родителей: Иосифа и Симы Гендлер.

Наш новый дом отличался высоким качествам строительства. Он выдержал не только сильные наводнения 1931-го года и последующих лет, но и землетрясение 1940-го-года, потрясения военных лет. В 1941-м, когда Красная армия отступала, было взорвано («Чтоб не досталось врагу!») здание фабрики, расположенное напротив нашего дома, через дорогу, однако и в этом случае родительский дом не пострадал. Историю родительского дома хочу ещё дополнить некоторыми фактами. В 1940-м году, когда Бессарабия была присоединена к Советскому Союзу, наш дом национализировали. Много лет спустя отец рассказывал мне, что по непонятной причине для Сорок были установлены другие, более жёсткие нормы, разрешавшие частное домовладение. В Кишинёве дома с такой кубатурой не были национализированы. Напротив нашего дома, через дорогу, в небольшом одноэтажном домике с верандой размещалось кафе-мороженое Бронфмана, где посетителю предлагали прохладительные напитки и разноцветные мороженые шарики. Шарик зелёного цвета - фисташковое мороженое, белого - лимонное, красного - клубничное, розового - малиновое. Имелись и другие цвета. Справа от нашего дома располагалась центральная городская аптека Балтера - тоже примечательное здание с островерхим шпилем. Слева, через несколько домов, размещался городской и районный суд. А если от здания суда повернуть налево и перейти через дорогу, то можно было увидеть ряд магазинов: мануфактурный, обувной, бакалейный. Последний назывался «Шапте гыскэ», над его входом висела большая вывеска с изображением семи гусей, шагавших друг за другом. Если же от угла идти прямо, в продолжение нашей улицы Регеле (королевич по-румынски) Фердинанд, то можно было увидеть стоянку городского транспорта, Вдоль тротуара располагалось несколько фаэтонов. В ожидании редких клиентов извозчик подвязывал к сбруе своей лошади небольшой мешок с соломой - чтобы ветер не разметал корм. Естественно, что соломинки попадали лошадям в ноздри, и, продувая их, каждая из лошадей громко и характерно фыркала: «Фр-р-р!». Иногда это фырканье было слышно даже внутри нашего дома.

Я хорошо помню родительский дом, в котором царила атмосфера демократизма и взаимоуважения. Нас учили быть честными и добрыми людьми, воспитывали в нас чувство уважения к окружающим. Без специальных нравоучений, на собственном примере нам с сестрой прививали общечеловеческие моральные ценности, чувства долга и ответственности, интерес к чтению и знаниям.

замечательный дом

Дом действительно замечательный. Мое школьное детство прошло во дворе, который примыкал к саду, расположенному на заднем дворе этого дома. Во-первых был очень красивый, и удобный забор для того, чтобы его перелезть. Официальная жизнь парткабинета заканчивалась к вечеру и замечательный небольшой сад переходил в наше, мальчишек пользование. Атмосфера была фантастическая:глухое тихое место в центре города. Посторойки, теннистые деревья, кустарник,густая трава-раздолье для игры в войну. Огромные зеркальные окна дома, таинственные неосвещенные комнаты, чердаки хозпостроек. Рядом не менее прекрасное здание аптеки. В саду густая трава-в двух шагах друга не видно,_если по сценарию адо было ползти.В углу-огромный орех. Вот где укреплялись тело и дух-залеть как можно выше-вот самый шик и уважение ребят( славабогу, обошлось без падений). Очень интресно было узнать, что дом так замечательно спроектирован не профессионалом. Отдельная песня-брусчатка. Время ее не могло повредить, так это сделал асфальт. Отдельный вопрос-подобная брусчатка на склонах выше педучилища. Похоже, этим дорогам около 2-х тысяч лет. Построены в эпоху римской империи.