Музыка

-«Еврейские глаза» двух талантливых Борисов

Борис Вишневкин

(Цикл «Легенды и мифы о еврейских песнях»)

В этом, прошлом и позапрошлом годах в Израиле отмечали 20-летие Большой алии. С телеэкрана на 9-м израильском  канале и по волнам радиостанции РЭКа постоянно звучит призывная реклама вспомнить и рассказать о самых ярких и незабываемых страницах своей «алии». Так вот, если спросят об этом лично меня, то я скажу, что одной из самых волнующих страниц моей алии были… песни. Побывав в Израиле в гостях в 1989 году, я услышал здесь песни Высоцкого на русском языке и на иврите, услышал песни Михаила Шуфутинского и  Любы Успенской, аудиокассеты которых можно было купить на каждом углу, в любом музыкальном магазине Хайфы, Тель-Авива и Иерусалима.. А ещё я услышал здесь Дуду Фишера, хасидские песни на идиш и на иврите. Всё это я привёз с собой на «доисторическую родину», а спустя некоторое время уже в нашем Сорокском еврейском центре, который был создан и при моём активном участии, услышал песни с новой пластинки Аллы Йошпе и Стахана Рахимова. И особенно поразили меня тогда две из них: «Еврейские глаза» и «Дорогие мои «аиды» (евреи)». Однако было поразительно другое: имена авторов, двух Борисов – Вишнёвкина (композитора) и Шифрина (поэта) – мне ни о чём тогда не говорили. Наоборот: я долгое время считал их вымыслом, подобно тому, как Алла Пугачёва скрывала своё авторство в середине и конце 1970-х годов под псевдонимом Борис Горбонос. И только совсем недавно я узнал, что композитор и поэт – это реально существующие люди, оба они – моего поколения, причём, как я понял, – люди весьма успешные. Иногда спрашивают, что может объединить совершенно разных людей в одну творческую группу. Мой ответ таков: единомыслие, общие взгляды на жизнь, близкие душевные качества. А душа, как известно, чаще всего, выражена в глазах. 

Смех и печаль древнего народа

 

(Цикл «Легенды и мифы о еврейских песнях»)

Евреи нашего времениЭта песня появилась в начале ХХI века. Сначала я услышал еë в исполнении Валерия Леонтьева и Вахтанга Кикабидзе, затем – Тамары Гвердцители, Светланы Портнянской, Кати Бужинской, Натальи Могилевской. Знаю, что эта песня родилась на Украине, и у еë истоков стояло два талантливых человека: композитор Александр Злотник и поэт Юрий Рыбчинский. «Приложил к ней руку» и знаменитый композитор Игорь Крутой. В наши дни, как и много лет назад, не принято говорить о еврейских корнях создателей песен на русском языке, но, если фамилия и имя композитора Александра Злотника сомнений в его национальной принадлежности не вызывают, то у Рыбчинского и Крутого они надëжно скрыты. И  всë же, если судить по тексту песни, то еë могли создать только люди, хорошо разбирающиеся в еврейской истории и еврейском характере, где смех проступает сквозь слëзы, где слова о гетто соседствуют со словами о чувствах радости и восторга. Горечь  утрат и обид преодолеваются в танце, и хотя танец порой напоминает движение по шипам розы, еврейский народ не хочет отчаиваться и пребывать в вечной скорби. Как и всë в жизни соседствует и сплетается между собой: свадьбы и похороны, рождения и смерти, слëзы радости и печали – так и в современной песне о нашем древнем народе строки веселья переплетаются со строками горя… Эта поистине великая песня – гимн нашему народу, который возник три тысячи лет назад, продолжает жить и развиваться, вносить неоценимый вклад в мировую цивилизацию.

Радости и печали «Оризонта». Продолжение

Очерк в четырёх частях с эпилогом

(«Загадки еврейско-молдавских связей»)

Ансамбль Следующие годы (конец 1970-х – начало 1980-х) были не менее успешными в жизни ансамбля. Творческое объединение «Экран» Центрального телевидения снимает новый фильм-концерт под названием  «Молдавские эскизы». Режиссёр – Юрий Сааков. В фильме через призму песен «Оризонта» было показано многогранное изобразительное искусство художников Молдавии. Этот фильм был продан Центральным телевидением в 13 стран мира. Но в Молдавии на местном телевидении не нашлось свободного эфирного времени, чтобы показать этот фильм,  хотя была привезена и предложена к показу копия этого фильма. До того, как фильм-концерт должен был выйти на всесоюзный экран, руководитель ансамбля, композитор Олег Мильштейн предложил просмотреть привезённую им из Москвы копию фильма, работникам Молдавской филармонии и министерства культуры, рассчитывая на долгожданную похвалу в адрес ансамбля. Но случилось обратное. 

Радости и печали «Оризонта»

Очерк в четырёх частях с эпилогом

(«Загадки еврейско-молдавских связей»)

Ансамбль Я уже рассказал о том, как в течение нескольких лет в начале 1970-х годов Олег Мильштейн создал в Кишинёве несколько вокально-инструментальных ансамблей (ВИА): «Фортину» – при Доме молодёжи и «Сонор» – при Дворце культуры профсоюзов. Когда творчество Олега стало известно в Москве, в министерстве культуры Молдавии было принято решение пригласить его в начале 1976 года в Молдавскую государственную филармонию на должность музыкального руководителя ансамбля при участии замечательной певицы Марии Кодряну. К концу того же года Мария приняла решение переехать в Москву на постоянное место жительства. В связи с тем, что к тому времени вокально-инструментальные ансамбли начали всё более активно «завоевывать молодёжные сердца», дирекция филармонии при активной поддержке министерства культуры МССР решило вместо ансамбля Марии Кодряну создать новый ВИА.

Первая песня Олега Мильштейна

(цикл «Земляки»)

Песня о ДнестреНесколько дней назад я получил от Олега Мильштейна поистине королевский подарок: фотографию страницы газеты «Советская Молдавия» из далёкого уже 1964 года, на которой воспроизводится его первая песня. Но прежде чем я расскажу о ней, хочу вспомнить другой эпизод.

Лето 2004 года мы с внучкой – в Сороках, поднимаемся от Бекировского моста к «Свече благодарения». А навстречу нам спускается высокий худощавый старик. Когда мы сравнялись, я узнал в нём Владимира Андреевича Шкруднева.

Владимира Шкруднева я запомнил навсегда молодым. В начале 1960-х годов он каким-то, мне до сих пор не понятным образом, «вырисовался» в наших маленьких Сороках, дружил с Колей Задорожным, начал работать в Доме пионеров, где директором была тогда несравненная Полина Константиновна Макарени. Володя Шкруднев вёл фотокружок, который я активно посещал, хотя одновременно посещал и драмкружок, в котором ставились забавные спектакли. Я знал, что Володя Шкруднев – на все руки мастер: и рисует, и пишет стихи, и участвует в оформлении спектаклей. Но так получилось, что я его знал, прежде всего, в качестве фотомастера. Много лет спустя, кстати, именно он отправлял заставки к прогнозу погоды для московской программы «Время», и поэтому, даже находясь на большом расстоянии от Сорок, мы имели возможность любоваться Сорокской крепостью и другими пейзажами наших родных мест.

Взлёт и закат «Букурии»

Взлёт и закат «Букурии»

 

RSS-материал