О нашем городе , История улиц, зданий, История бессарабских местечек

Памятник думбравенцам в Холоне

(Из циклов «История бессарабских местечек» и «Не забудем Холокост»)

 

К 70-летию заключения бессарабских евреев в концлагеря и гетто   

Памятник жертвам Холокоста на Сорокском кладбищеЗа последние примерно двадцать лет мне довелось побывать на многих кладбищах Молдавии, Израиля, США. Я был на кладбищах Филадельфии и Кишинёва, Бельц и Бендер, Нацрат-Иллита и Сорок, Акко и Ашдода, Беэр-Шевы и Кармиэля, Хайфы и Нэшэра, Кирьят-Ата и Кирьят-Бялика, Рэховота и Пэтах-Тиквы. Как правило, я присутствовал на проводах в последний, скорбный путь своих земляков или родственников. Я обратил внимание, что на большинстве кладбищ отсутствуют братские могилы и памятники целым общинам. Такие памятники я видел только на кладбище Филадельфии и в своих родных Сороках. А ещё я стоял у памятников, сооружённых в честь замученных узников концлагерей и гетто в Кишинёве и Бельцах, Бендерах и Рэвовоте.

В Израиле, к великому сожалению, таких памятников очень мало. Несмотря на предпринимаемые в течение многих лет попытки соорудить такой памятник в Тель-Авиве при участии Дома бессарабских евреев как конкретного представителя Всемирной федерации бессарабских евреев, эти усилия пока не увенчались успехом. Кроме ежегодных церемоний, связанных с увековечением памяти жертв Холокоста,  общих выступлений участников этих церемоний да нескольких книг и брошюр, посвящённых самому страшному несчастью восточноевропейского еврейства в середине ХХ века,  ничего в двух  столицах Израиля не удалось сделать. Поэтому я был удивлён и даже обрадован, когда получил фотографию памятника, установленного, как оказалось, уже много лет назад на кладбище города Холона под Тель-Авивом. Это сооружение было возведено в память о еврейской общине местечка Думбравены под Сороками, уничтоженной почти полностью в годы Холокоста (1941-1944). Торжественно открыли памятник 24 июля 1986 года. На открытии присутствовали многие бывшие думбравенцы и сорочане, в том числе – Ихиель Коренблит, Шайка Коренблит, Симон Сороцкий, Моня (Мордэхай) Шмуклер, Пэсах Фукс, Мошэ Сельцер и другие.

Думбравенцы. Часть 3-я

Уважаемые посетители сайта www.soroki.com!
В августе 2008 года на нашем сайте были опубликованы две части книги Исаака Комарова «Майн штэйталэ Думбрэвэн» («Моё местечко Думбравены»). За эти  два с половиной года мы получили десятки откликов на эту книгу и пожелания  увидеть на сайте её третью, заключительную часть. Последнее 
по времени собщение  мы получили от Эймоса Сельцера, жителя США, уроженца Думбравен. Он, уже пожилой человек, разыскивает свои корни, своих близких и обратился к нам. Мы, в свою очередь, попросили редактора этой книги Давида Хахама прислать нам её заключительную часть. И вот сейчас мы представляем её посетителям нашего сайта.

 

 

Вновь оглянувшись назад, взвесим, оценим
путь, что пролёг через ад к далям весенним.

Полною грудью вдохнём воздух свободы
мы, кто испытан огнём в чёрные годы…

О, хоть на миг оглянись – что за дорога!
О, присягни, поклянись свято и строго:

не позабыть, не простить смертной неволи,
чтобы вовек не остыть гневу и боли.

О, что за смысл затаён в скорбных картинах!
Слышится узников стон, крики невинных…

Братья! Навек сохраним каждое имя:
мы договором святым связаны с ними...

  Макс Циммеринг

 

Книга Исаака Комарова Читатель уже, вероятно, понял из второй части книги, что рассказываю я здесь только о тех евреях Думбравен, которых знал лично, с кем встречался, дружил, беседовал  в течение большей части своей жизни. Разумеется, все евреи этого знаменитого бессарабского местечка, еврейской земледельческой колонии, существовавшей более века, не могли стать героями моей книги. Возможно, кого-то из них я даже не упомянул. Поэтому заранее прошу прощения у родственников и потомков этих людей! Тем не менее, считаю, что моя небольшая книжка станет, безусловно, письменным памятником всем без исключения моим землякам независимо от времени, когда они там проживали, или пространства, на котором сегодня проживают их дети, внуки и правнуки.  


Йомпалэ (Еврейский Ямполь)

(Цикл «Еврейские местечки Украины»)

По дороге из Ямполя в Могилёв-ПодольскийУ многих читателей на слуху могут быть фамилии типа «ЯмпОльский» (например, в Израиле получила известность балерина Берта ЯмпОльская, спортивный деятель Мордэхай ЯмпОльский) или «Ямпольский» (в России были писатель Борис Ямпольский, скрипачи Абрам и Израиль Ямпольские, композитор Лев Ямпольский, виолончелист Марк Ямпольский, физик Павел Ямпольский, на Украине – педиатр Самуил Ямпольский). Но не все знают, что на Украине существуют девять населённых пунктов с названием Ямполь. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в начале ХХ века отметил местечки с таким названием в Подольской (позднее – Винницкой), Волынской, Черниговской и Харьковской губерниях Украины Я же хочу рассказать только об одном таком пункте (кстати, самом крупном из них, получившем уже в ХVIII веке статус города). С юных лет я часто бывал в посёлке городского типа Ямполь Винницкой области Украины. Во-первых, иногда там можно было купить товары, которых не было в Молдавии. Во-вторых, через Ямполь мы отправлялись автобусами до станции Вапнярка, а уже оттуда ехали на север и юг, на запад и восток: в Киев, Одессу, Прибалтику и Белоруссию, в Донецк и Днепропетровск. Украинский городок Ямполь отстоит от моих родных Сорок на расстоянии примерно восемь километров к северо-востоку. Но для того чтобы в него попасть, надо было отправляться  автобусом или на такси в соседнее молдавское село Косоуцы, затем переправиться на пароме через Днестр. А ещё можно было из Сорок сразу переправиться через Днестр в село Цекиновку (об этом селе – отдельная статья!), а уже оттуда автобусом отправляться в Ямполь, но это было примерно на 15 километров длиннее: автобус долго карабкался а гору, отъезжал на приличное расстояние от Днестра и лишь потом, совершив такой большой объезд, совершенно с другой стороны въезжал в Ямполь. И ещё я запомнил, что мои родители, говорившие всю жизнь на идиш, как и другие сорочане их возраста, называли Ямполь несколько иначе – Йомпалэ.

Большие надежды Сорокской крепости

Весь тот день в Сороках шел дождь, потому в крепости было немного посетителей. Пришли несколько рыбаков, которых загнала туда непогода, да в военной церкви, расположенной в центральной башне, экскурсоводы рассказывали школьникам историю Сорокской крепости.

На экскурсию мы не успели, зато побывали в самой церкви - впервые в нашей журналистской биографии. 


Еврейские начала Дрокии

(Цикл «Мир еврейских местечек Бессарабии»)

Автобусная станция города ДрокияЕсть на севере Молдавии городок, который ещё в 1973 году был торжественно объявлен 2000-м городом Советского Союза. В том далёком уже 1973-м пгт (посёлок городского типа) Дрокия был просто переведён в реестр городов СССР и попал случайно под номер 2000. Из этого случайного факта местные и республиканские чиновники постарались извлечь максимум  бюрократической выгоды: бывшая захолустная железнодорожная станция провозглашалась теперь особым городом не только в Молдавии, но и в огромном Советском Союзе.   

Я пишу эти строки не для того, чтобы как-то унизить этот населённый пункт, – наоборот, я испытываю к нему довольно нежные чувства, бывал там не раз, видел те перемены, которые случились с этой станцией в 1970-1980-х годах. Но когда я читаю сегодня о том, что в современной Дрокии – проблемы с отоплением, дорогами, трудоустройством, то думаю, что проблемы эти начались с тех времён, когда местные и республиканские чиновники занимались «шапкозакидательством», кричали «ура», но мало что сделали для реального и перспективного развития  этого населённого пункта.

Рождение грустной песенки

(Из цикла «Вспоминаю город мой!»)

Давид Хахам в ИзраилеИстория, которую я сейчас собираюсь рассказать, возможно, покажется кому-то неправдоподобной и выдуманной. Но я уверяю: всё – чистейшей воды правда.

Некоторое время назад у меня появился новый знакомый. Как водится, после довольно продолжительной беседы он спросил меня, откуда я прибыл в Израиль. Я сразу же ответил, что родом – из приднестровского молдавского городка  Сороки. У меня, в отличие от многих, нет привычки скрывать своё местечковое происхождение, тем более, что всегда считал и считаю: рождение и длительное пребывание человека в большом городе ещё не даёт ему права называться культурным и образованным. Никогда не забуду, как, попав в юности в Москву, оказался в семье, где все её члены не знали, где расположены Большой театр, Таганка и Кузнецкий мост. Мои кишинёвские и донецкие знакомые были ничуть не образованнее бельцких и тираспольских знакомых, а самых больших шутников-интеллектуалов, знавших наизусть всего Ильфа и Петрова, все анекдоты и афоризмы того времени, я встретил случайно в середине 1960-х годов в маленьком приднестровском местечке Вертюжаны, которое было в десять раз меньше даже моих родных Сорок. Эти молодые люди, кстати, стали впоследствии профессорами и докторами разных наук. Почему же я должен стесняться родных Сорок, если их не стеснялись и не стесняются режиссёр Кира Муратова, профессора Оскар (Осик) Койфман (родившийся, кстати, в Саратове!) и Аркадий Колкер? Всегда и везде я, не стесняясь, называю место своего рождения – место, где я провёл детские и юношеские годы. Тем более, что по красоте окружающей природы и месту своего расположения Сороки могут успешно конкурировать с великими городами мира.

RSS-материал