Давид Хахам

Публикация рассказов и статей Давида Хахама

Потерянный мир

Семён Нувельман
Матвей Штицман

 Хроника городка Вертюжаны -

одного маленького еврейского местечка на севере Бессарабии 

Nuvelman-1B.jpgОт редактора. Много лет в Сороках, на углу улиц Котовского и 25 октября, напротив здания музыкальной школы, располагался так называемый «финский магазин», а рядом с ним, справа, как бы прилепившись к нему, стоял ряд приземистых одноэтажных домиков, построенных на небольшом склоне в начале ХХ века. При входе почти в каждый из этих домиков приходилось спускаться на одну-две ступеньки вниз, чтобы попасть в прихожую, или в кухню, или даже в салон. Во всех этих домиках  в послевоенные годы проживали, в основном, евреи. В одном из них много лет со своей женой Лией жил Семён Осипович Нувельман. Оба они были учителями. Лия Абрамовна Нувельман-Шнайдман (1903-1988), насколько я помню, преподавала в медучилище молдавский язык и литературу, а Семён Осипович (1911-1995) в том же медучилище преподавал латынь и французский язык в молдавских группах.

О Хаиме Призанте и его потомках

(из цикла «Земляки»)

В воскресенье, 8 февраля 2009 года, когда моя статья «Легенда о чудесной воде» появилась на сорокском сайте, вечером у меня в квартире раздался звонок. Звонил Женя Барзах из Германии. Напомню, что Женя - сын Льва Мироновича Барзаха, известного в городе Сороки учителя музыки, о котором мы недавно с Женей составили статью памяти. В Израиле проживают дочь Льва Мироновича, Виталина, а также мать Жени и Виты, Дина Матусовна Гринберг-Барзах. Женя сообщил мне в тот вечер, что у него имеется справка о реабилитации Хаима Призанта, упомянутого мною в «Легенде...».

Хаим Призант. Единственная хорошо сохранившаяся фотографияХаим Призант много лет был в Сороках очень уважаемым человеком. Богатым и уважаемым. Не только хорошим бизнесменом, но и очень активным членом сорокской общины. В книге Аркадия Мазура «Страницы истории сорокских евреев» Хаим Призант упоминается неоднократно: как член правления Сорокской еврейской общины в середине 1930-х годов, как известный сорокский предприниматель, который занимался  торговлей зерновыми и мукой, в том числе - на экспорт. Со слов Жени Барзаха (а ему это рассказывали, в свою очередь, очевидцы, знавшие его прадеда) Хаим Призант много лет исполнял в городе роль «третейского судьи»: к нему местные евреи часто приходили за советом, он беседовал со спорившими между собой евреями, предлагал им правильное решение спорных вопросов. В последние годы жизни Хаим Призант не был уже таким богатым. Его репрессировали в 1940-м году, в основном, - за сионистскую деятельность, о чём свидетельствует прилагаемое письмо и справка из КГБ.

Маркулешты

"Еврейское местечко"
№44 (253), декабрь 2008 г

2997_2Только в Израиле я узнал, что маленький городок Маркулешты, расположенный на севере Молдовы между Флорештами и Бельцами, был когда-то центром еврейской учёности и культуры. В мою бытность он уже ничего собой не представлял. Помню только, что однажды с концертным коллективом Сорокского Дома культуры я посетил лётную часть, расположившуюся под Маркулештами и названную согласно какой-то местной фамилии или прозвищу «Лунга». Как потом выяснилось, в Звёздном городке у тандема советских космонавтов Горбатко-Хрунова тоже была кличка «Маркулешты», так как оба служили в воинской части Лунга и отсюда прошли по конкурсу в отряд космонавтов.

Памятные знаки Косоуцкого леса, или Знать и помнить!

(Цикл «По волнам моей памяти»)

Памятник «Жертвам фашизма» в Малачуньском (Косоуцком) лесуВ нескольких километрах к северо-западу от моего родного приднестровского городка Сороки, сразу же за последними домами и организациями микрорайона Бужеровка, на нескольких сотнях гектаров раскинулось урочище Малачунь, которое мы всегда звали ещё Косоуцким лесом. Это, действительно урочище, потому что здесь местность заболоченная, большей частью покрытая девственными кустарниками и деревьями. Почему она называется Малачунь, я не знаю, как, честно, говоря, не знаю правильного написания этого слова по-русски: то ли Малочунь, то ли Молочунь, то ли Молачунь, то ли Малачунь. Традиционно я пишу это слово с двумя буквами «а». В истории Молдавии (Молдовы) никакой особой роли это урочище Малачунь не сыграло, а вот в еврейской истории название с самого начала 1940-х годов хорошо известно и впоследствии тоже сохранилось в памяти многих людей надолго, если не навсегда.

Сорочанин Тисменецкий и его сын

(из цикла «Земляки»)

Anna Pauker okt-CТак исторически сложилось, что наш родной городок Сороки дал миру не только известных писателей и артистов, учёных и врачей, педагогов и бизнесменов, но и деятелей коммунистического и рабочего движения. Напомню читателям имена Юрия Короткова (отца Киры Муратовой), Израиля Моргенштерна, Бенедикта Катловкера и ныне здравствующего Валентина Клобуцкого... Но был ещё один довольно известный деятель коммунистической партии Румынии, участник коммунистического подполья 1930-х годов, политолог марксистского направления, друг и соратник небезызвестных Анны Паукер-Рабинсон (1893-1960) и Александра Доброджану-Геря (1879-1937). Тем, кто изучал историю рабочего и коммунистического движения в Восточной Европе, хорошо известны эти имена. А вот имя Леонте Тисмэняну менее известно. А ведь он тоже был одним из основателей румынской компартии и в самые «горячие годы» (1930-е и 1950-е) играл важную роль в идеологической, политической жизни довоенной и послевоенной Румынии.

Центральная часть городка Сороки, или «Асфальт»

(из цикла «Вспоминаю город мой!»)

 Аптека #6 - ныне здание исторического музеяПродолжаю рассказывать о разных частях, или микрорайонах, моего родного городка Сороки, расположенного в средней части течения Днестра. В предыдущих статьях я рассказал уже о Бужеровке, Нагорной и Нижней частях. Сегодня речь пойдёт о Центральной, или Средней, части нашего родного городка.

У меня нет точных свидетельств, когда возникла эта часть города, но я предполагаю, что именно с него город наш и начинался, когда появился в середине ХV века. Его периметр я ограничиваю примерно крепостью - на востоке, бывшей улицей Пушкина - на севере, улицами Красноармейская и Крупская - на западе, 25- го октября и Щорса - на юге. «Сердцем» города являлась нынешняя улица Эминеску, ранее - 28-го июня, а в народе, как известно, она много лет называлась «Асфальт», потому что была единственной асфальтированной улицей.

RSS-материал