Интервью

Беседы по телефону с сорочанами

Михаил Перельройзен: "Для меня важно держать планку"

Миша Перельройзен


Михаил Перельройзен – лауреат государственной премии, один из учредителей новосибирской компании Институт хроматографии «ЭкоНова», занимающейся разработкой и продажей наукоёмкой продукции – высокоэффективных жидкостных хроматографов. В интервью «S!» он делится опытом организации собственной фирмы и взглядами на то, как управлять коллективом, состоящим из научных сотрудников.

 

 

 

Лeденцовые страсти принцессы Лолипуп*

Предисловие, вернее, - обращение к параноикам, которые уже достали меня неконструктивной критикой (в просторечии именуемой бранью), предвзятостью и неприязнью: в предлагаемом очерке я ни в коем случае не пытаюсь замахнуться на лавры любимого мною Корнея Чуковского, тем паче - с ним соревноваться. Первый опус - «С точки зрения поэта, эмигранта, еврея» - касался старших поколений моей семьи. Теперь хочется рассказать о забавных эпизодах из жизни моей дочери Анны.

Лeденцовые страсти принцессы Лолипуп*

(истории детские и недетские)

По подсчётам врачей, дитя должно было родиться 18 июля 1982 года. 18 июня я вышла в декрет. Вечером того же дня отошли воды. Меня привезли в больницу Кайзера в Сан-Франциско, но схватки почему-то не начинались.
- Твой ребёнок сначала решил, что пора, а потом передумал! - глубокомысленно заявила по-английски дежурившая сестра.
Моя дочь родилась вечером 19 июня. Она часто меняет мнение.

Урны не путать!

Известие о страшной, преждевременной гибели Розы Абрамовны Бурман вызвало у меня в душе воспоминания, казавшиеся давно забытыми, навечно похороненными, а вот взяли и всплыли. Моё "счастливое" детство, о котором я изо всех сил стараюсь не вспоминать, не писать, не судить, не обвинять, но по сей день вспоминается и возвращается. Иногда в кошмарных снах. Или в экстремальных случаях.

Я люблю наш город и всех вас, его обитателей прошлого века!

Видимо, пришла пора отбирать лавры у Додика Хахама - если он меня еще помнит! Первого мая 1991 года я (добровольно!) уволился с должности заместителя начальника ленинградской цензуры (Леноблгорлит). Потому что понял бессмысленность существования этой организации. К тому же, писательская демократическая общественность уважала меня за честность и отсутствие в характере «партийности».

Жизнь - в подарок

Летним погожим деньком 1955-го года мой сосед по дому, Пэрэц Ройтберг, готовил своих лошадей и телегу для поездки на бойню за мясом. Дорога была дальняя. Он проверил сбрую, колёса и уже собирался выезжать со двора. А в это время я играл в дворе с его сыном. Эдиком.
- Ну, пока! - сказал мне Эдик. - Я поехал с отцом на бойню!
Я стал тоже просить их:
- Возьмите и меня с собой покататься!
Пэрэц согласился, но моя мама не разрешала - и он крикнул ей:
- Голда! Лоз эр фурн мыт ынз - их ын кикн нух им!1
Мы выехали на улицу Пролетарскую - и вдруг Пэрэц говорит:
- Мы даф гибн а тринкь ди фэрдн!2
И, к нашей радости, мы поехали к Днестру.

Все звали его Ока...

Недавно я узнал, что в городе Хадера на 73-м году жизни скончался один из известных сорокских музыкантов. Все сорочане, от мала до велика, знали его по детскому («домашнему») имени Ока. Я запомнил его надолго, потому что, во-первых, он хромал на одну ногу (результат болезни, перенесённой ещё в годы войны), а во-вторых, по его присказкам, байкам, афоризмам. Возвращаясь часто с похорон (он играл в небольшом оркестре, который сопровождал покойника от его жилища до места вечного упокоения на кладбище), Ока иногда говорил: «Мёртвое дело - живая копейка!» И таких выражений он знал много.
RSS-материал