О врачах, О наших учителях, Сорокские семьи, Где вы сорочане?, Нам пишут, Холокост, Депортации, Жизнь Молдовы

Евреи Сорок в концлагерях и гетто Транснистрии

То, что я хочу сейчас предложить вниманию читателей, возможно, кому-то покажется неприятным, тяжёлым, несвоевременным, ненужным. Но дело в том, что в современной Молдавии (простите - Молдове!) и наших родных Сороках в эти дни «гуляют» иные ветры. Недавно открыл в Интернете страницы сорокской газеты «Обсерваторул де Норд» . Среди прочих материалов нашёл хвалебный очерк редактора газеты Виктора Кобасняну о председателе Союза историков Молдовы Анатолии Петренко. Для Кобасняну Петренко, возможно, - герой наших дней, а для меня этот горе-историк - одиозная личность, отрицающая Холокост в Молдове (планомерное и систематическое уничтожение еврейского населения в годы 2-й мировой войны). Петренко смеет сегодня утверждать, что маршал-палач Ион Антонеску не уничтожал, а спасал евреев, что румыны вели себя по отношению к евреям в годы 2-й мировой войны достаточно уважительно и гуманно. Я так же, как и Петренко, родился после войны (в 1948-м, а он - в 1953-м). Я - еврей, а он кто - русский, молдаванин, украинец? Но разница между нами состоит ещё и в том, что моя покойная мать была в концлагерях и гетто Транснистрии, пережила все те ужасы и страдания, которые современный горе-историк смеет отрицать. С её слов я знаю, что эти три года были самыми тяжёлыми годами в её жизни (хотя и в дальнейшем ей досталось немало горя и страданий). Именно в годы войны она потеряла своих родителей, единственного брата и двух сестёр. Кроме того, она пережила ужасы концлагерей и гетто Транснистрии. Правда, рассказывала она мне об этом скупо, да ведь и я, шалопай, не очень-то интересовался всем этим в своём детстве и юности. А теперь расспрашивать её - уже поздно...

Московская знаменитость с нашей Ленинградской улицы

В столице России Москве проживает немало наших земляков сорочан. Например, по памяти, хочу назвать Борю Видера, Вову Жердёва, Суника Масиса, Фиму Рачевского... Разумеется, список этот - далеко не полный и не охватывает всех бывших сорочан, перебравшихся из маленького приднестровского городка в столицу России. Но есть среди этих сорочан-москвичей ещё один известный человек. Мне он запомнился с детства, хотя я года на три старше его. Запомнился он мне какой-то солидностью, уверенностью в себе, видимо, подспудным желанием достичь чего-то большого в жизни. И когда мы, пацаны с Ленинградской и других улиц городка, «тусовались» на «Асфальте» или на набережной, на пляже, на стадионе или на вечеринках, я его почему-то там не видел. Видно, уже тогда он задумывал то «большое и светлое», что совершил позднее в своей жизни... Впрочем, прежде чем рассказать о нём подробнее, заглянем во всемирную паутину.

Эмма Кацевман-Коренблит: «Горжусь своей родословной!»

Недавно я получил письмо от Эммы Коренблит (Эмилии Кацевман), виолончелистки Иерусалимского симфонического оркестра. Эмма была приглашена 9-го июля 2008-го года на торжественную церемонию в Тель-Авив, где вручались ежегодные литературные премии имени Хаима Нахмана Бялика и Саула Черниховского. Лауреатом премии имени Бялика 2008-го года в области литературы стал двоюродный брат Эммы со стороны отца - Иешаяу Корен (Коренблит).



Хозяева известного дома. Часть 2

(Из книги «Сороки - мой город родной!»)

В трёх частях с послесловием

Часть вторая. Хозяева

В первой части я рассказал, со слов Бецалеля Гендлера, историю дома, в котором сегодня располагается Сорокский историко-краеведческий музей. Во второй части от имени того же Бецалеля речь идёт о его родителях: «Сейчас я хочу рассказать, прежде всего, о своём отце. Мне раньше не приходилось интересоваться происхождением фамилий, имён, отчеств. Помню, что однажды в школе учительница немецкого языка, начав урок с очередной переклички, назвала мою фамилию и сказала мне при этом: Вашу фамилию следует произносить мягко, не с «гэ», а скорее - с «хэ», она происходит от немецкого слова «Hendler», что в переводе означает ‘купец, торговец'. Спустя много лет у нас появились замечательные друзья по фамилии Оксигендлер. Выходит, кто-то из их предков был торговцем волами? Интересно! А ещё, насколько мне известно, встречаются, производные от нашей, фамилии Бухгендлер (торговец книгами), Вайцгендлер (торговец пшеницей), Зальцгендлер (торговец солью), Мюценгендлер (торговец шапками), Фишгендлер (торговец рыбой), Фрухтгендлер (торговец фруктами)...Имя деда по отцу, как и моё, - Бецалель (в тени Б-га). Имя бабушки - Рейзя (роза), имя отца - Иосиф (Б-г прибавит, увеличит), имя матери - Сима (от мужского имени Симха - радость или от мужского Симон - Б-г слышащий), имя сестры - Рахель (овечка, дающая молоко и шерсть, согревающая и продлевающая жизнь)...

Ихил Кесельбренер: врач, книголюб, эрудит

(из цикла «Рассказы о земляках»)

К 90-летию со дня рождения

С Ихилом Перецовичем Кесельбренером я познакомился после возвращения на постоянное место жительства в Сороки в начале 1980-х годов. Мы с ним создали в нашем родном городе две общественные организации: общество книголюбов и общество еврейской культуры (каждой из этих организаций я посвятил отдельную статью своих воспоминаний; статьи эти скоро будут опубликованы - Д.Х.) В Кесельбренере я нашёл те человеческие качества, которые больше всего ценю в людях. Среди этих качеств: скромность, мужество, умение добиваться своего, находить правильное решение в трудных ситуациях, доброта, отзывчивость, чистота помыслов, желание помочь людям, бескорыстие, честность в большом и малом... Никогда не возникало между нами споров, он безоговорочно в моём лице нашёл поддержку и понимание, в обеих организациях при моей активной поддержке он стал первым председателем правления...

О жизни евреев в довоенных Сороках

Меня зовут Клара Любарская (в девичестве - Хая Ратнер). Я родилась 9-го мая 1924-го года в городке Сороки. Тогда это была Бессарабия - часть королевской Румынии, ныне городок входит в состав независимой республики Молдова (Молдавии). Мои родители: отец - Айзек Зусович и мать - Перла Ировна Ратнер. Отец был столяром-мебельщиком, изготовлял очень красивую мебель. Мать была домохозяйкой, очень вкусно готовила и всегда пекла хлеб на целую неделю вперед. В семье росли три девочки: я, Хая, была старшей, средней была Минця, младшей - Басялэ (Бася).
RSS-материал