О врачах, О наших учителях, Сорокские семьи, Где вы сорочане?, Нам пишут, Холокост, Депортации, Жизнь Молдовы

Записки косоуцкого еврея

Изя Левинталь

(Отрывки из первой и второй части книги)

От автора

Фрагмент фото – учитель математики Игорь Шаевич ЛевинтальЯ прожил большую, нелёгкую жизнь и хочу описать её, чтобы сохранить в памяти сына, внучек, родственников, друзей, людей знакомых и незнакомых, земляков  – всех тех, кто будет жить после нас. Большую часть своей жизни я прожил в солнечной Молдавии: родился в Косоуцах, расположенных в семи километрах севернее приднестровского уездного (районного) центра Сороки; детство и юность (кроме трёх тяжелейших военных лет 1941-1944 в Транснистрии) провёл в Сороках, учился в Кишинёве, работал педагогом в молдавских сёлах близ Сорок и в Кишинёве. Не все читатели знают, что в Косоуцах так же, как и в других сёлах севера Молдавии, в начале ХХ века проживали небольшие группы евреев. Ниже я расскажу немного подробнее о косоуцких евреях, к которым по рождению причисляю и себя. Сейчас лишь коротко упомяну родное село.

Первая депортация, или «Танцы продолжаются!»

(Цикл «Горькие страницы нашей истории»)

 

Давид Хахам (на основе книги Валерия Пасата и письма Гены Маловацкого)

Перед началом депортации евреев в 1941 годуЯ сам этого не помню: мне исполнился тогда всего год. Но, как мне рассказывали, в июле 1949 года на центральной улице моего родного приднестровского городка Сороки - на улице, которая в разное время называлась по-разному: в ХIХ - начале ХХ века - Бульварной, с 1933-го - именем убитого в тот год премьер-министра Румынии Йона-Георгия Дука, с 1940-го - имени 28 июня, а с 1991-го и доныне - имени Михая Эминеску - собралось множество людей. Я не могу сейчас точно сказать, пришли они все добровольно или всё-таки принудительно, но думаю, что второе слово тут больше подходит, потому что часть этих людей, притом - значительную, отправляли (изгоняли) за пределы родного города и родной Молдавии. Подобный факт по научному (историческому!) определению называется депортацией. Депортация (лат. - deportatio) - изгнание, высылка из государства (в данном случае - из республики) как мера уголовного или административного наказания человека или группы людей. А тогда люди знали другие, более простые слова: арест и высылка.

Выдающийся архитектор Молдовы и патриот нашего города

(из цикла «Большие земляки»)

К 100-летию со дня рождения Валентина Войцеховского

Выдающийся архитектор Молдовы,земляк и патриот Сорок-  Валентин Войцеховский В конце 1980-х годов, незадолго до репатриации, меня посетил в Сороках гость - известный кишинёвский скульптор и художник Матвей Левензон, уроженец Бельц, проживающий ныне в Германии. Во время прогулки по Сорокам мы подошли к  знаменитому зданию кинотеатра «Молдавия» (в последние годы он назывался «Дачия»). Матвей остановился и спросил меня: «Ты знаешь, кто его автор?». Я не знал. «Автор его - Валентин Войцеховский, - продолжал Матвей. - Это его стиль!» Потом мы зашли в городскую библиотеку, и работница библиотеки показала нам энциклопедию, где, действительно, было сказано, что Войцеховский спроектировал кинотеатры в Сороках и Бельцах. Он являлся также автором реконструкций кишинёвских кинотеатров «Патрия» («Родина») и «Бируица» («Победа»). Но об этом - ниже.

О Хаиме Призанте и его потомках

(из цикла «Земляки»)

В воскресенье, 8 февраля 2009 года, когда моя статья «Легенда о чудесной воде» появилась на сорокском сайте, вечером у меня в квартире раздался звонок. Звонил Женя Барзах из Германии. Напомню, что Женя - сын Льва Мироновича Барзаха, известного в городе Сороки учителя музыки, о котором мы недавно с Женей составили статью памяти. В Израиле проживают дочь Льва Мироновича, Виталина, а также мать Жени и Виты, Дина Матусовна Гринберг-Барзах. Женя сообщил мне в тот вечер, что у него имеется справка о реабилитации Хаима Призанта, упомянутого мною в «Легенде...».

Хаим Призант. Единственная хорошо сохранившаяся фотографияХаим Призант много лет был в Сороках очень уважаемым человеком. Богатым и уважаемым. Не только хорошим бизнесменом, но и очень активным членом сорокской общины. В книге Аркадия Мазура «Страницы истории сорокских евреев» Хаим Призант упоминается неоднократно: как член правления Сорокской еврейской общины в середине 1930-х годов, как известный сорокский предприниматель, который занимался  торговлей зерновыми и мукой, в том числе - на экспорт. Со слов Жени Барзаха (а ему это рассказывали, в свою очередь, очевидцы, знавшие его прадеда) Хаим Призант много лет исполнял в городе роль «третейского судьи»: к нему местные евреи часто приходили за советом, он беседовал со спорившими между собой евреями, предлагал им правильное решение спорных вопросов. В последние годы жизни Хаим Призант не был уже таким богатым. Его репрессировали в 1940-м году, в основном, - за сионистскую деятельность, о чём свидетельствует прилагаемое письмо и справка из КГБ.

Памятные знаки Косоуцкого леса, или Знать и помнить!

(Цикл «По волнам моей памяти»)

Памятник «Жертвам фашизма» в Малачуньском (Косоуцком) лесуВ нескольких километрах к северо-западу от моего родного приднестровского городка Сороки, сразу же за последними домами и организациями микрорайона Бужеровка, на нескольких сотнях гектаров раскинулось урочище Малачунь, которое мы всегда звали ещё Косоуцким лесом. Это, действительно урочище, потому что здесь местность заболоченная, большей частью покрытая девственными кустарниками и деревьями. Почему она называется Малачунь, я не знаю, как, честно, говоря, не знаю правильного написания этого слова по-русски: то ли Малочунь, то ли Молочунь, то ли Молачунь, то ли Малачунь. Традиционно я пишу это слово с двумя буквами «а». В истории Молдавии (Молдовы) никакой особой роли это урочище Малачунь не сыграло, а вот в еврейской истории название с самого начала 1940-х годов хорошо известно и впоследствии тоже сохранилось в памяти многих людей надолго, если не навсегда.

Сорочанин Тисменецкий и его сын

(из цикла «Земляки»)

Anna Pauker okt-CТак исторически сложилось, что наш родной городок Сороки дал миру не только известных писателей и артистов, учёных и врачей, педагогов и бизнесменов, но и деятелей коммунистического и рабочего движения. Напомню читателям имена Юрия Короткова (отца Киры Муратовой), Израиля Моргенштерна, Бенедикта Катловкера и ныне здравствующего Валентина Клобуцкого... Но был ещё один довольно известный деятель коммунистической партии Румынии, участник коммунистического подполья 1930-х годов, политолог марксистского направления, друг и соратник небезызвестных Анны Паукер-Рабинсон (1893-1960) и Александра Доброджану-Геря (1879-1937). Тем, кто изучал историю рабочего и коммунистического движения в Восточной Европе, хорошо известны эти имена. А вот имя Леонте Тисмэняну менее известно. А ведь он тоже был одним из основателей румынской компартии и в самые «горячие годы» (1930-е и 1950-е) играл важную роль в идеологической, политической жизни довоенной и послевоенной Румынии.

RSS-материал