О наших учителях

О наших учителях

Как мы готовили спектакли

Как  мы готовили спектакли

(Из будущей книги «Вспоминаю город мой!)

Центр детского творчестваНаверное, не все сорочане моего возраста, а также люди несколько старше и моложе  знают, что в Сороках с конца 1950-х до середины примерно 1970-х годов в течение 15-20 лет совершенно в открытую, официально действовала общественная, почти антисоветская организация, которую сегодня назвали бы оппозиционной из-за её отношения к существовавшему тогда строю. Интересно отметить, что эта организация, прежде всего, носила культурно-просветительский характер и размещалась в центре города, в помещении старого Дома культуры на улице 28-го июня (сегодня эта улица носит имя Михая Эминеску). Так вот, в этом самом Доме культуры два-три раза в неделю собирался драмкружок, или, если хотите, Сорокский народный театр. В кружке всегда шла подготовка к очередному спектаклю, проводилась «застольная» читка новой пьесы, ставились мизансцены, отрабатывались жесты и тексты. Всегда на репетицию кто-нибудь да опаздывал, и пока остальные ждали опоздавшего (или опоздавших), они (ожидавшие) беседовали. Я запомнил, что в этих беседах обсуждались все мировые новости, а среди них обязательно Израиль и евреи, сионизм и антисемитизм, Голда Мэир и Мошэ Даян, Киссинджер и Суслов, Брежнев и Подгорный, Хрущёв и Сталин, Че Гевара и Солженицын… Правда, мы тогда о Сталине, Хрущёве, Брежневе не знали столько, сколько знаем сейчас, но говорили обо всём открыто, горячо споря, доказывая свою точку зрения.

Незабываемая Луиза

(Памяти Л.Е.Рабинович)

Учителя и ученики 6 класса Згурицкой еврейской гимназии «Тарбут» 12 февраля 2010 года мы соберёмся опять в Кармиэле, чтобы отметить месяц со дня её кончины и присутствовать на открытии надгробного памятника над её могилой. К этому дню приурочены и эти мои заметки. Последние лет двадцать мы были очень дружны, еженедельно перезванивались, встречались по праздникам, были в курсе дела всех наших домашних проблем. Объединяли нас Сороки, общие друзья, знакомые, коллеги. Луиза Ефимовна Рабинович (далее – Л.Е.) рассказывала нам о том, кто звонил, кто приезжал, кто писал, расспрашивала   нас с женой о новостях, говорила с моими родителями, когда они ещё были живы. Она всегда сочувствовала, сопереживала нам в трудностях и бедах, помогала не только словом, но и делом: с кем-то созванивалась, договаривалась, а однажды даже помогла материально. Я говорю здесь не только о самой Луизе Ефимовне: Наум Исаакович (Н.И.) был всегда рядом с ней, соглашался или же дополнял и уточнял сказанное женою.

Этапы большого пути

(Ко дню рождения Бориса Николаевича Пасечника)

Когда Борис Николаевич Пасечник посетил недавно Израиль, я по состоянию здоровья не смог приехать на встречу с ним, зато от друзей и одноклассников получил всю информацию об этой встрече, а также фотографии, которые переслал сразу же на сорокский сайт. Позже мой бывший одноклассник Аркадий Барбер прислал мне «послужной список» Бориса Николаевича, созданный к 50-летию его трудовой деятельности. Должен сказать, что я тоже являюсь одним из учеников Бориса Николаевича Пасечника и Клавдии Ивановны Коромысличенко, а ещё короткое время – их коллегой по работе. Встречался я с Борисом Николаевичем и в Кишинёве, когда он уже был замдиректора института усовершенствования учителей.

Вспоминая Льва Мироновича Барзаха...

В сентябре 2008-го года ему бы исполнилось 83 - со дня рождения... А исполняется 15 лет со дня безвременной кончины. Лев Миронович Барзах (1925-1993) в мои школьные годы был в Сороках известным музыкальным педагогом. В 1950-х-1960-х годах он работал учителем музыки в Сорокской русской средней школе № 2 имени Пушкина. Но я запомнил его также как руководителя разных кружков художественной самодеятельности.

Он был руководителем хора, руководителем музыкального ансамбля (до появления духового оркестра, которым руководил Виктор Иванович Патрашко), руководителем танцевального коллектива. Лев Миронович Барзах оставил о себе добрую память в городских школах №№ 2 и 3, коллективах Сорокского культпросветучилища и педучилища, где также работал. Этот невысокий, очень подвижный человек прививал нам любовь и уважение к музыке не только теоретически, но и практически. Поэтому я считаю его одним из лучших музыкальных учителей нашего города. Благодаря таким, как он, из Сорок вышло немало профессиональных музыкантов, музыкальных педагогов и просто интеллигентных людей.

Отец и дочь Бляхман: Фома Юрьевич и Донара Фоминична

Сейчас я хочу рассказать о двух замечательных учителях, проживавших в Сороках: отце и дочери Бляхман. Фома Юрьевич (Хона Юдович) Бляхман, как и родной брат его будущей жены Хаввы-Леи, замечательный наш врач Зиновий Соломонович Вассерман, родился 8-го марта 1908-го года в белорусском местечке Камень Липецкого района Витебской области в бедной многодетной семье сапожника. С детских лет проявлял большой интерес к знаниям, книгам, хотя ни одной книги в доме не было. Любовь к чтению привил любознательному мальчику местный раввин. С отличием окончив гимназию, Хона Бляхман поступил в Витебское педагогическое училище, в котором преподавание в 1920-х годах велось на идиш, и тоже с отличием окончил его. Затем он поступил на исторический факультет Могилёвского педагогического института. После окончания вуза был направлен на работу директором еврейской школы в Полоцке. В 1937-1938-м учебном году Полоцкая еврейская средняя школа была преобразована в белорусскую среднюю, но Фома Юрьевич Бляхман оставался на посту директора до начала Великой Отечественной войны.

Сорокская виньетка

B своих мемуарах «Записки губернатора» князь Сергей Дмитриевич Урусов пишет: «Я не знаю в России уездного города, который мог бы сравниться с Сороками по красоте местоположения...».
Сегодняшняя виньетка - композиция на фоне того вида, которым любовался губернатор. Фотография сделана после 1905 года, когда завершилось строительство первой очереди женской гимназии, но до 1907 года, когда развернули вторую очередь (удлинили фасад до конца квартала). В правом нижнем углу - дом агронома Флексера (Флексора), отца знаменитого еврейско-бессарабско-франко-бразильского художника. В 1934-1936 годах это здание было перестроено (добавили этаж и крылья) для мужского лицея «А.D. Хеnероl».
RSS-материал