Школы города, Дошкольные коллективы, Интервью, История и факты, Сорочане, Земляки

Две еврейские песни Олега Мильштейна

(из цикла «Земляки»)

Kомпозитор и дирижёp, заслуженный артист России Олег Мильштейн В творчестве нашего именитого земляка, композитора, аранжировщика, музыканта, основателя и многолетнего художественного руководителя вокально-инструментальных ансамблей (ВИА) «Фортина», «Сонор», «Оризонт», члена Союзов композиторов СССР, России, Молдовы и Германии, заслуженного артиста России с 1990 года (родная Молдавия так и не удостоила его никаких наград и званий!) Олега Мильштейна – множество песен на молдавском языке – и всего две песни на идише и на еврейскую тематику. О том, как были созданы эти песни, вспоминал в середине 1990-х  заслуженный деятель искусств Молдовы Зиновий Стoляр. Он рассказал в одной из своих статей («Тернистый путь к успеху», 1995), как летом 1994 года его пригласили в представительство Еврейского агентства («Сохнут») в Молдове и поручили заняться подготовкой к участию республики в международном конкурсе эстрадной песни еврейской молодёжи в Израиле. По условиям конкурса следовало представить одну-две песни, ещё ни разу не опубликованные и нигде не исполнявшиеся. Другими словами, речь шла о творческом заказе – создании специально для данного конкурса совершенно новых эстрадных песен.

Правление Общества Еврейской Культуры города Сороки, поздравляет всех сорочан живущих в Сороках и за пределами  Молдовы с праздником Ханукка!
Желаем всем здоровья, мира, света, тепла и добра.
Рассыпаны по всей земле, по всей планете,
Мы все нуждаемся в тепле, в свободе, в свете.
Пускай же радость новых дней лучами брезжит,
И ханукальный свет зажжёт надежды!
Хаг самеах! 
Правление СОЕ(из цикла «Земляки

Первая песня Олега Мильштейна

(цикл «Земляки»)

Песня о ДнестреНесколько дней назад я получил от Олега Мильштейна поистине королевский подарок: фотографию страницы газеты «Советская Молдавия» из далёкого уже 1964 года, на которой воспроизводится его первая песня. Но прежде чем я расскажу о ней, хочу вспомнить другой эпизод.

Лето 2004 года мы с внучкой – в Сороках, поднимаемся от Бекировского моста к «Свече благодарения». А навстречу нам спускается высокий худощавый старик. Когда мы сравнялись, я узнал в нём Владимира Андреевича Шкруднева.

Владимира Шкруднева я запомнил навсегда молодым. В начале 1960-х годов он каким-то, мне до сих пор не понятным образом, «вырисовался» в наших маленьких Сороках, дружил с Колей Задорожным, начал работать в Доме пионеров, где директором была тогда несравненная Полина Константиновна Макарени. Володя Шкруднев вёл фотокружок, который я активно посещал, хотя одновременно посещал и драмкружок, в котором ставились забавные спектакли. Я знал, что Володя Шкруднев – на все руки мастер: и рисует, и пишет стихи, и участвует в оформлении спектаклей. Но так получилось, что я его знал, прежде всего, в качестве фотомастера. Много лет спустя, кстати, именно он отправлял заставки к прогнозу погоды для московской программы «Время», и поэтому, даже находясь на большом расстоянии от Сорок, мы имели возможность любоваться Сорокской крепостью и другими пейзажами наших родных мест.

20 лет СОЕК: что было, что есть, что будет…

(Размышления по случаю юбилея организации)

Встреча Фимы Плопского, приехавшего из Беер Шевы, с сорочанамиВ эти осенние дни 2010 года в моём родном приднестровском городке Сороки в еврейском обществе происходят важные изменения: на смену Валерию Когану, председателю правления Сорокского общества еврейской культуры (сокращённо – СОЕК), отбывающему на ПМЖ в Израиль, должен прийти новый руководитель. Пока его имя не известно. Но в дни, когда этот вопрос решается, я вдруг вспомнил, что  подошла круглая дата – 20-летие существования СОЕК. Вспомнил я и о том, как 10 лет назад отмечался такой же юбилей: были слова благодарности и поздравлений, звучавшие со сцены городского Дома культуры, была страница в местной газете «Реалитатя» с подборкой основных фактов, которые произошли за минувшие десять лет. Сегодня, как я понимаю, ничего этого не будет (а, может, будет?). Мне, как единственному из оставшихся в живых «отцов-основателей СОЕК», есть что вспомнить и о чём рассказать, хотя с первого момента существования общества оно сталкивалось с трудностями, его раздирали противоречия, и не все мои воспоминания – радужные и весёлые…

Вспоминая Иосифа Гитарца и Соню Гитарц-Дубовую…

(Из цикла «Земляки»)

Фото Сони Дубовой, которое она выслала Иосифу на КамчаткуС момента выхода в свет двух моих книг о сорокских учителях и врачах евреях минуло пять лет. За эти годы я получил несколько дополнительных очерков и уточнений по отдельным моим персонажам, но, в общем, список врачей и учителей остался тем же. Однако в ходе работы над обеими книгами, как это часто бывает, у меня оказалось много такого материала, который должен был бы расширить тот или иной очерк, сделать его гораздо длиннее и, соответственно, – многословней. Поэтому некоторые материалы я сократил и оставил у себя «в архиве», рассчитывая к ним ещё когда-нибудь возвратиться. И вот сейчас представляю на суд читателей рассказ об известном сорокском хирурге Иосифе Гитарце и его жене – Софье Гитарц-Дубовой – тот материал, который вошёл в мой первоначальный очерк только частично. Разумеется, так же, как и в первом очерке о враче-хирурге, я пользуюсь сведениями из воспоминаний их дочери, Адель Шульман-Гитарц, за что ей очень благодарен. Данный текст в сравнении с книжным вариантом исправлен, уточнён и дополнен

Молдавский джаз и евреи

Загадки молдавско-еврейских связей.  Часть 5

(из цикла «Евреи в мировой культуре»)

Шико   Аранов (1905-1969) Размышляя над загадками молдавско-еврейских связей в различных областях жизни, особенно – в искусстве и литературе, я не могу не рассказать отдельно об одном уникальном музыкальном коллективе Молдавии. О нём я уже писал несколько раз за последние годы по разным поводам, так как с юности восхищался им, следил за его успехами, а в недавнем прошлом оказался хранителем уникального архива фотографий и звукозаписей, связанных с ним. Этот коллектив, на мой взгляд, – яркий и прекрасный образец интернациональной дружбы и взаимосвязей – личных, творческих, семейных  – людей разных национальностей и вероисповеданий. В коллективе главенствовали евреи, но никто из остальных не чувствовал себя никогда «униженным и оскорблённым». И вот что поразительнее всего: не стало руководителя – не стало коллектива (вот уже 40 лет!), но до сих пор и о руководителе, и о коллективе пишут, вспоминают, говорят…

Первый в джазе

<p style="text-align: justify;"><img src="http://www.dorledor.info/photos/articles/1251_2.jpg" align="right" width="151" height="200" hspace="15" vspace="10" border="2" style="border-color: #ffffff;"><strong>Между людьми и звездами существует загадочная связь. Как сложно представить возникновение из пыли и газа небесного светила, так остается тайной рождение в глухой провинции яркой личности. Но это произошло. 10 апреля 1905 года в уезде Четатя Алба, в городке Татарбунары, в семье Биньямина Арановича родился мальчик, которому дали имя Ишиягу. Через годы ему будут рукоплескать главы государств, с ним станут общаться видные деятели искусств, его портретами запестрят афиши, а песни Мастера запоют за пределами его родины. Но мальчик не ведал о предстоящем успехе. Ишиягу с увлечением осваивал игру на бас-геликоне (инструмент с самым низким звучанием). После переезда семьи в Арциз отец определил сына в самодеятельный духовой оркестр.&nbsp;<br><br>Учеба в кишиневской консерватории «Униря», служба в румынской армии, занятия в Бухарестской Королевской академии музыки и драматического искусства, работа в румынских ресторанах, концертных залах, кинотеатрах и даже на студии грамзаписи – обо всем этом мало известно. Поначалу «румынский период» в биографии Аранова стремились не афишировать, а теперь о нем и рассказать-то некому.&nbsp;</strong><br>

RSS-материал