Другие авторы, Давид Хахам , Лиля Хайлис , Михаил Хазин , Василий Соколов , Наташа Вайсенберг , Клара Любарская, Борис Шлафман, Анна Ткач, Наташа Бреннер-Мерешевская, Исаак Комаров, Аурел Маринчук, Илья Марьяш

Потерянный мир. Часть 3-я

Современники и друзья Ханци Штицман по ВертюжанамПослесловие Матвея Штицмана. Семён (Шмелька) Нувельман напомнил мне о событиях 70-летней давности, а за это время многое забылось: люди, их лица, что они говорили и как говорили. Но говорят, что пусть времена и меняются, и пусть мы меняемся вместе с ними, однако многое надо помнить, и я постараюсь основное из своей жизни вспомнить. Прежде всего, хочу вспомнить моих друзей, людей примерно одного со мной возраста, которые вместе часто собирались, встречались, составляли свою компанию.

Фройкалэ Шульман, Эйних Штицман, Липа Штицман встречались в одной компании Ентой Зальцман, Розой Гемурман, Маней Шварц, Бобцей Заславер и другими - всех не перечислишь.

Ента была красивой блондинкой. Все её любили за прекрасный характер, ум и красоту. Сбор был, в основном, дома у Енты или в их винограднике. Мой старший брат, Липа (1920-1983), до конца своей жизни помнил её, уважал и, конечно, любил. Но события последних довоенных лет и война помешали нашему поколению осуществить все свои планы и мечты.

Выдающийся архитектор Молдовы и патриот нашего города

(из цикла «Большие земляки»)

К 100-летию со дня рождения Валентина Войцеховского

Выдающийся архитектор Молдовы,земляк и патриот Сорок-  Валентин Войцеховский В конце 1980-х годов, незадолго до репатриации, меня посетил в Сороках гость - известный кишинёвский скульптор и художник Матвей Левензон, уроженец Бельц, проживающий ныне в Германии. Во время прогулки по Сорокам мы подошли к  знаменитому зданию кинотеатра «Молдавия» (в последние годы он назывался «Дачия»). Матвей остановился и спросил меня: «Ты знаешь, кто его автор?». Я не знал. «Автор его - Валентин Войцеховский, - продолжал Матвей. - Это его стиль!» Потом мы зашли в городскую библиотеку, и работница библиотеки показала нам энциклопедию, где, действительно, было сказано, что Войцеховский спроектировал кинотеатры в Сороках и Бельцах. Он являлся также автором реконструкций кишинёвских кинотеатров «Патрия» («Родина») и «Бируица» («Победа»). Но об этом - ниже.

Потерянный мир. Часть 2-я

Семён Нувельман
Матвей Штицман

 Хроника городка Вертюжаны -
одного маленького еврейского местечка на севере Бессарабии

 

Teachers meet graduates of 1965 medical collegeОт редактора. Во второй части воспоминаний многие имена и события повторяются. Сначала я думал убрать эти повторы, но заметил, что сам текст воспоминаний зачастую из-за этого становится беднее. Многие имена во второй части не просто повторяются:  авторы, благодаря тому, что у читателя эти имена уже закрепились в памяти, позволяют себе углубить и расширить наши представления о героях местечка Вертюжаны. Поэтому, как правило, я решил оставить все повторы имён на тех же местах, где они и были во второй части рукописи. Ещё раз повторяю, что Матвей Самойлович Штицман, проживающий ныне в Хайфе, перевёл на русский язык воспоминания Семёна Осиповича Нувельмана, написанные на идише, и недавно переслал их мне со своими собственными воспоминаниями и дополнениями. Всё это я только литературно обработал, добавил примечания и теперь предлагаю вниманию заинтересованных читателей. Надеюсь, что многим людям это будет интересно!

Давид ХАХАМ
Май 2009

Потерянный мир

Семён Нувельман
Матвей Штицман

 Хроника городка Вертюжаны -

одного маленького еврейского местечка на севере Бессарабии 

Nuvelman-1B.jpgОт редактора. Много лет в Сороках, на углу улиц Котовского и 25 октября, напротив здания музыкальной школы, располагался так называемый «финский магазин», а рядом с ним, справа, как бы прилепившись к нему, стоял ряд приземистых одноэтажных домиков, построенных на небольшом склоне в начале ХХ века. При входе почти в каждый из этих домиков приходилось спускаться на одну-две ступеньки вниз, чтобы попасть в прихожую, или в кухню, или даже в салон. Во всех этих домиках  в послевоенные годы проживали, в основном, евреи. В одном из них много лет со своей женой Лией жил Семён Осипович Нувельман. Оба они были учителями. Лия Абрамовна Нувельман-Шнайдман (1903-1988), насколько я помню, преподавала в медучилище молдавский язык и литературу, а Семён Осипович (1911-1995) в том же медучилище преподавал латынь и французский язык в молдавских группах.

О Хаиме Призанте и его потомках

(из цикла «Земляки»)

В воскресенье, 8 февраля 2009 года, когда моя статья «Легенда о чудесной воде» появилась на сорокском сайте, вечером у меня в квартире раздался звонок. Звонил Женя Барзах из Германии. Напомню, что Женя - сын Льва Мироновича Барзаха, известного в городе Сороки учителя музыки, о котором мы недавно с Женей составили статью памяти. В Израиле проживают дочь Льва Мироновича, Виталина, а также мать Жени и Виты, Дина Матусовна Гринберг-Барзах. Женя сообщил мне в тот вечер, что у него имеется справка о реабилитации Хаима Призанта, упомянутого мною в «Легенде...».

Хаим Призант. Единственная хорошо сохранившаяся фотографияХаим Призант много лет был в Сороках очень уважаемым человеком. Богатым и уважаемым. Не только хорошим бизнесменом, но и очень активным членом сорокской общины. В книге Аркадия Мазура «Страницы истории сорокских евреев» Хаим Призант упоминается неоднократно: как член правления Сорокской еврейской общины в середине 1930-х годов, как известный сорокский предприниматель, который занимался  торговлей зерновыми и мукой, в том числе - на экспорт. Со слов Жени Барзаха (а ему это рассказывали, в свою очередь, очевидцы, знавшие его прадеда) Хаим Призант много лет исполнял в городе роль «третейского судьи»: к нему местные евреи часто приходили за советом, он беседовал со спорившими между собой евреями, предлагал им правильное решение спорных вопросов. В последние годы жизни Хаим Призант не был уже таким богатым. Его репрессировали в 1940-м году, в основном, - за сионистскую деятельность, о чём свидетельствует прилагаемое письмо и справка из КГБ.

Маркулешты

"Еврейское местечко"
№44 (253), декабрь 2008 г

2997_2Только в Израиле я узнал, что маленький городок Маркулешты, расположенный на севере Молдовы между Флорештами и Бельцами, был когда-то центром еврейской учёности и культуры. В мою бытность он уже ничего собой не представлял. Помню только, что однажды с концертным коллективом Сорокского Дома культуры я посетил лётную часть, расположившуюся под Маркулештами и названную согласно какой-то местной фамилии или прозвищу «Лунга». Как потом выяснилось, в Звёздном городке у тандема советских космонавтов Горбатко-Хрунова тоже была кличка «Маркулешты», так как оба служили в воинской части Лунга и отсюда прошли по конкурсу в отряд космонавтов.

RSS-материал