Другие авторы, Давид Хахам , Лиля Хайлис , Михаил Хазин , Василий Соколов , Наташа Вайсенберг , Клара Любарская, Борис Шлафман, Анна Ткач, Наташа Бреннер-Мерешевская, Исаак Комаров, Аурел Маринчук, Илья Марьяш

Славный городок Могилёв-Подольский

(из цикла «Еврейская история украинских городов»)

Могилев-ПодольскийВ моём родном молдавском приднестровском городке Сороки в послевоенные годы проживало много уроженцев Могилёва-Подольского, или, как его тогда ещё называли, Могилёва-на-Днестре, или Могилёва Украинского, – в отличие от Могилёва-на-Днепре, или Могилёва Белорусского. Интересно, что у евреев оба этих города на идиш назывались тоже одинаково – Молэв, да и происхождение названия, вероятнее всего, одно и то же – от ивритского слова «мэгилла» (свиток), и от него же произошло русское слово «могила». Согласно «Википедии», первые данные о поселении на месте Могилёва-Подольского относятся к 1450 году. Город был основан в 1595 году неким Иеремией Могилой, который построил на этом месте замок и позже подарил окрестные земли своему зятю, Стефану Потоцкому. В память о тесте Стефан Потоцкий назвал город Могилёвом. В дальнейшем город носил имя Могилёв-на-Днестре и был уездным центром.

Памятник думбравенцам в Холоне

(Из циклов «История бессарабских местечек» и «Не забудем Холокост»)

 

К 70-летию заключения бессарабских евреев в концлагеря и гетто   

Памятник жертвам Холокоста на Сорокском кладбищеЗа последние примерно двадцать лет мне довелось побывать на многих кладбищах Молдавии, Израиля, США. Я был на кладбищах Филадельфии и Кишинёва, Бельц и Бендер, Нацрат-Иллита и Сорок, Акко и Ашдода, Беэр-Шевы и Кармиэля, Хайфы и Нэшэра, Кирьят-Ата и Кирьят-Бялика, Рэховота и Пэтах-Тиквы. Как правило, я присутствовал на проводах в последний, скорбный путь своих земляков или родственников. Я обратил внимание, что на большинстве кладбищ отсутствуют братские могилы и памятники целым общинам. Такие памятники я видел только на кладбище Филадельфии и в своих родных Сороках. А ещё я стоял у памятников, сооружённых в честь замученных узников концлагерей и гетто в Кишинёве и Бельцах, Бендерах и Рэвовоте.

В Израиле, к великому сожалению, таких памятников очень мало. Несмотря на предпринимаемые в течение многих лет попытки соорудить такой памятник в Тель-Авиве при участии Дома бессарабских евреев как конкретного представителя Всемирной федерации бессарабских евреев, эти усилия пока не увенчались успехом. Кроме ежегодных церемоний, связанных с увековечением памяти жертв Холокоста,  общих выступлений участников этих церемоний да нескольких книг и брошюр, посвящённых самому страшному несчастью восточноевропейского еврейства в середине ХХ века,  ничего в двух  столицах Израиля не удалось сделать. Поэтому я был удивлён и даже обрадован, когда получил фотографию памятника, установленного, как оказалось, уже много лет назад на кладбище города Холона под Тель-Авивом. Это сооружение было возведено в память о еврейской общине местечка Думбравены под Сороками, уничтоженной почти полностью в годы Холокоста (1941-1944). Торжественно открыли памятник 24 июля 1986 года. На открытии присутствовали многие бывшие думбравенцы и сорочане, в том числе – Ихиель Коренблит, Шайка Коренблит, Симон Сороцкий, Моня (Мордэхай) Шмуклер, Пэсах Фукс, Мошэ Сельцер и другие.

Думбравенцы. Часть 3-я

Уважаемые посетители сайта www.soroki.com!
В августе 2008 года на нашем сайте были опубликованы две части книги Исаака Комарова «Майн штэйталэ Думбрэвэн» («Моё местечко Думбравены»). За эти  два с половиной года мы получили десятки откликов на эту книгу и пожелания  увидеть на сайте её третью, заключительную часть. Последнее 
по времени собщение  мы получили от Эймоса Сельцера, жителя США, уроженца Думбравен. Он, уже пожилой человек, разыскивает свои корни, своих близких и обратился к нам. Мы, в свою очередь, попросили редактора этой книги Давида Хахама прислать нам её заключительную часть. И вот сейчас мы представляем её посетителям нашего сайта.

 

 

Вновь оглянувшись назад, взвесим, оценим
путь, что пролёг через ад к далям весенним.

Полною грудью вдохнём воздух свободы
мы, кто испытан огнём в чёрные годы…

О, хоть на миг оглянись – что за дорога!
О, присягни, поклянись свято и строго:

не позабыть, не простить смертной неволи,
чтобы вовек не остыть гневу и боли.

О, что за смысл затаён в скорбных картинах!
Слышится узников стон, крики невинных…

Братья! Навек сохраним каждое имя:
мы договором святым связаны с ними...

  Макс Циммеринг

 

Книга Исаака Комарова Читатель уже, вероятно, понял из второй части книги, что рассказываю я здесь только о тех евреях Думбравен, которых знал лично, с кем встречался, дружил, беседовал  в течение большей части своей жизни. Разумеется, все евреи этого знаменитого бессарабского местечка, еврейской земледельческой колонии, существовавшей более века, не могли стать героями моей книги. Возможно, кого-то из них я даже не упомянул. Поэтому заранее прошу прощения у родственников и потомков этих людей! Тем не менее, считаю, что моя небольшая книжка станет, безусловно, письменным памятником всем без исключения моим землякам независимо от времени, когда они там проживали, или пространства, на котором сегодня проживают их дети, внуки и правнуки.  


Йомпалэ (Еврейский Ямполь)

(Цикл «Еврейские местечки Украины»)

По дороге из Ямполя в Могилёв-ПодольскийУ многих читателей на слуху могут быть фамилии типа «ЯмпОльский» (например, в Израиле получила известность балерина Берта ЯмпОльская, спортивный деятель Мордэхай ЯмпОльский) или «Ямпольский» (в России были писатель Борис Ямпольский, скрипачи Абрам и Израиль Ямпольские, композитор Лев Ямпольский, виолончелист Марк Ямпольский, физик Павел Ямпольский, на Украине – педиатр Самуил Ямпольский). Но не все знают, что на Украине существуют девять населённых пунктов с названием Ямполь. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в начале ХХ века отметил местечки с таким названием в Подольской (позднее – Винницкой), Волынской, Черниговской и Харьковской губерниях Украины Я же хочу рассказать только об одном таком пункте (кстати, самом крупном из них, получившем уже в ХVIII веке статус города). С юных лет я часто бывал в посёлке городского типа Ямполь Винницкой области Украины. Во-первых, иногда там можно было купить товары, которых не было в Молдавии. Во-вторых, через Ямполь мы отправлялись автобусами до станции Вапнярка, а уже оттуда ехали на север и юг, на запад и восток: в Киев, Одессу, Прибалтику и Белоруссию, в Донецк и Днепропетровск. Украинский городок Ямполь отстоит от моих родных Сорок на расстоянии примерно восемь километров к северо-востоку. Но для того чтобы в него попасть, надо было отправляться  автобусом или на такси в соседнее молдавское село Косоуцы, затем переправиться на пароме через Днестр. А ещё можно было из Сорок сразу переправиться через Днестр в село Цекиновку (об этом селе – отдельная статья!), а уже оттуда автобусом отправляться в Ямполь, но это было примерно на 15 километров длиннее: автобус долго карабкался а гору, отъезжал на приличное расстояние от Днестра и лишь потом, совершив такой большой объезд, совершенно с другой стороны въезжал в Ямполь. И ещё я запомнил, что мои родители, говорившие всю жизнь на идиш, как и другие сорочане их возраста, называли Ямполь несколько иначе – Йомпалэ.

Радости и печали «Оризонта». 3-4-я части, эпилог

Радости и печали «Оризонта» -3

Очерк в четырёх частях с эпилогом

Автор текста - Олег Мильштейн (omilcom@mail.ru)

(«Загадки еврейско-молдавских связей»)

Ансамбль Однако успехи ВИА «Оризонт» радовали не всех. Молдавия начала осуществлять свои угрозы. Артисты ансамбля вспоминают, что не успели они «засиять» на российском небосклоне, как из Молдавии в Москву посыпались телеграммы в разные высокие инстанции, прибыла «телега», гружённая «ценной информацией о неблагонадежности коллектива». Особенно возмущало чиновников то, что, работая в России, «Оризонт» продолжает использовать в своем концертном репертуаре молдавские песни. Ансамблю настоятельно, «дружески» советовали прекратить петь по-молдавски и немедленно сменить свое название…Единственное, чего не учли чиновники из Молдавии, – того, что ансамбль «Оризонт» имел очень высоких покровителей в ЦК КПСС. Покровители «закрыли эту тему» одним телефонным звонком. Нападки на ансамбль навсегда были сняты с повестки дня. Действия молдавских властей получили осуждение у многих деятелей культуры и искусства Молдавии, среди которых были: композиторы  Злата Ткач, Олег Негруца и Евгений Дога, кинорежиссёр Эмиль Лотяну, актёры кино Михай Волонтир, Вадим Вильский, певцы Ион Суручану, Надежда Чепрага, Михаил Мунтян, Мария Биешу и многие-многие другие. Вот что писал в газете «Советская культура» в номере от 9 августа 1984 года народный артист СССР композитор Евгений Дога (статья называлась «Как рождаются песни»): «Два года назад с концертных афиш Кишинёва исчезло слово «Оризонт» – так назывался ВИА, один из ведущих в республике. Вскоре выяснилось, что этот коллектив поёт в другой республике. А жаль…Дело в том, что «Оризонт» всегда отличался высокой исполнительской культурой. В любом производстве есть эталоны, на которые равняются мастера. И в нашем творчестве должны быть эталоны. И вот уехал «Оризонт» за горизонт, а мы потеряли прекрасного популяризатора наших песен, потеряли широкого зрителя».

Тайна дуэта «K BROTHERS»

(из цикла «Рассказы о земляках»)

Фотография братьев Саши (слева) и Феликса Коренблюмов, с указанием их сайта в ИнтернетеВ начале ХХI века на музыкальном небосклоне Израиля появился  молодой певец, который был представлен публике как Александр Кей, или, на англо-американский манер, – Alexander K. Я, в принципе, отношусь спокойно к появлению новых имён и в России, и в родной Молдавии, и в Израиле. Это закономерный процесс: на смену отжившим кумирам приходят новые музыканты: композиторы, исполнители, группы, которые тоже со временем могут стать нашими кумирами. Но в данном случае появление нового певца меня как-то особенно взволновало…

RSS-материал