Другие авторы, Давид Хахам , Лиля Хайлис , Михаил Хазин , Василий Соколов , Наташа Вайсенберг , Клара Любарская, Борис Шлафман, Анна Ткач, Наташа Бреннер-Мерешевская, Исаак Комаров, Аурел Маринчук, Илья Марьяш

Мартина и Сороки

(Цикл «Рассказы о земляках»)

Обложка книги Мартины Чаповецкой Живя уже много лет за пределами Молдавии, я давно понял, что словом «земляки» нельзя называть всех уроженцев этой солнечной и благодатной в климатическом отношении республики. Есть уроженцы Молдавии, которые и слышать о ней ничего не хотят. Это не земляки. Есть люди, прожившие в Молдавии много лет, но тоже скрывающие этот факт своей биографии. И они не земляки. Наконец, есть люди, которые всегда помнят, откуда они родом, интересуются событиями в родном крае; даже прожив в Молдавии незначительную часть своей жизни, они считают её своей. Это – земляки. Как писал когда-то незабвенный прозаик и драматург Юрий Маркович Нагибин, давая характеристику евреям: «Еврей – тот, кто на это согласен!». Так вот, земляки – это те, кто согласны на то, чтобы их таковыми считать…

Радости и печали «Оризонта». Продолжение

Очерк в четырёх частях с эпилогом

(«Загадки еврейско-молдавских связей»)

Ансамбль Следующие годы (конец 1970-х – начало 1980-х) были не менее успешными в жизни ансамбля. Творческое объединение «Экран» Центрального телевидения снимает новый фильм-концерт под названием  «Молдавские эскизы». Режиссёр – Юрий Сааков. В фильме через призму песен «Оризонта» было показано многогранное изобразительное искусство художников Молдавии. Этот фильм был продан Центральным телевидением в 13 стран мира. Но в Молдавии на местном телевидении не нашлось свободного эфирного времени, чтобы показать этот фильм,  хотя была привезена и предложена к показу копия этого фильма. До того, как фильм-концерт должен был выйти на всесоюзный экран, руководитель ансамбля, композитор Олег Мильштейн предложил просмотреть привезённую им из Москвы копию фильма, работникам Молдавской филармонии и министерства культуры, рассчитывая на долгожданную похвалу в адрес ансамбля. Но случилось обратное. 

Радости и печали «Оризонта»

Очерк в четырёх частях с эпилогом

(«Загадки еврейско-молдавских связей»)

Ансамбль Я уже рассказал о том, как в течение нескольких лет в начале 1970-х годов Олег Мильштейн создал в Кишинёве несколько вокально-инструментальных ансамблей (ВИА): «Фортину» – при Доме молодёжи и «Сонор» – при Дворце культуры профсоюзов. Когда творчество Олега стало известно в Москве, в министерстве культуры Молдавии было принято решение пригласить его в начале 1976 года в Молдавскую государственную филармонию на должность музыкального руководителя ансамбля при участии замечательной певицы Марии Кодряну. К концу того же года Мария приняла решение переехать в Москву на постоянное место жительства. В связи с тем, что к тому времени вокально-инструментальные ансамбли начали всё более активно «завоевывать молодёжные сердца», дирекция филармонии при активной поддержке министерства культуры МССР решило вместо ансамбля Марии Кодряну создать новый ВИА.

Две еврейские песни Олега Мильштейна

(из цикла «Земляки»)

Kомпозитор и дирижёp, заслуженный артист России Олег Мильштейн В творчестве нашего именитого земляка, композитора, аранжировщика, музыканта, основателя и многолетнего художественного руководителя вокально-инструментальных ансамблей (ВИА) «Фортина», «Сонор», «Оризонт», члена Союзов композиторов СССР, России, Молдовы и Германии, заслуженного артиста России с 1990 года (родная Молдавия так и не удостоила его никаких наград и званий!) Олега Мильштейна – множество песен на молдавском языке – и всего две песни на идише и на еврейскую тематику. О том, как были созданы эти песни, вспоминал в середине 1990-х  заслуженный деятель искусств Молдовы Зиновий Стoляр. Он рассказал в одной из своих статей («Тернистый путь к успеху», 1995), как летом 1994 года его пригласили в представительство Еврейского агентства («Сохнут») в Молдове и поручили заняться подготовкой к участию республики в международном конкурсе эстрадной песни еврейской молодёжи в Израиле. По условиям конкурса следовало представить одну-две песни, ещё ни разу не опубликованные и нигде не исполнявшиеся. Другими словами, речь шла о творческом заказе – создании специально для данного конкурса совершенно новых эстрадных песен.

Правление Общества Еврейской Культуры города Сороки, поздравляет всех сорочан живущих в Сороках и за пределами  Молдовы с праздником Ханукка!
Желаем всем здоровья, мира, света, тепла и добра.
Рассыпаны по всей земле, по всей планете,
Мы все нуждаемся в тепле, в свободе, в свете.
Пускай же радость новых дней лучами брезжит,
И ханукальный свет зажжёт надежды!
Хаг самеах! 
Правление СОЕ(из цикла «Земляки

Первая песня Олега Мильштейна

(цикл «Земляки»)

Песня о ДнестреНесколько дней назад я получил от Олега Мильштейна поистине королевский подарок: фотографию страницы газеты «Советская Молдавия» из далёкого уже 1964 года, на которой воспроизводится его первая песня. Но прежде чем я расскажу о ней, хочу вспомнить другой эпизод.

Лето 2004 года мы с внучкой – в Сороках, поднимаемся от Бекировского моста к «Свече благодарения». А навстречу нам спускается высокий худощавый старик. Когда мы сравнялись, я узнал в нём Владимира Андреевича Шкруднева.

Владимира Шкруднева я запомнил навсегда молодым. В начале 1960-х годов он каким-то, мне до сих пор не понятным образом, «вырисовался» в наших маленьких Сороках, дружил с Колей Задорожным, начал работать в Доме пионеров, где директором была тогда несравненная Полина Константиновна Макарени. Володя Шкруднев вёл фотокружок, который я активно посещал, хотя одновременно посещал и драмкружок, в котором ставились забавные спектакли. Я знал, что Володя Шкруднев – на все руки мастер: и рисует, и пишет стихи, и участвует в оформлении спектаклей. Но так получилось, что я его знал, прежде всего, в качестве фотомастера. Много лет спустя, кстати, именно он отправлял заставки к прогнозу погоды для московской программы «Время», и поэтому, даже находясь на большом расстоянии от Сорок, мы имели возможность любоваться Сорокской крепостью и другими пейзажами наших родных мест.

Мальчик из гетто

(Из цикла «Земляки»)

Беня Шиц в молодые годыВ далёком уже 1967 году, сразу после Шестидневной войны между Израилем и соседними арабскими странами, 33-летний кишинёвский поэт Ефрем Баух написал поэму «Моисей» – книгу в четырнадцати песнях и четырёх отступлениях. Моисей, Мойшэ, Мозес, Мошэ – величайший пророк всех времён, возглавивший еврейский народ при выходе из Египта, из «стен рабства». Моисей был самым активным участником перехода евреев в землю обетованную и способствовал получению ими Торы (Священного писания, Десяти заповедей) на горе Синай. Мошэ, как считают, в переводе с древнеегипетского языка означает «тот, кого вытащили (из воды)» (Шмот 2:10), потому что, наверное, и в более глубоком смысле главным предназначением Мошэ было вывести еврейский народ из рабства.

Ветхозаветный Моисей всегда был любимым персонажем Бауха. Через тридцать пять лет после создания поэмы, в 2002 году, в Москве в серии «Мастера современной прозы» вышел очередной, шестой по счёту, роман Ефрема (Эфраима) Бауха «Пустыня внемлет Б-гу» из цикла «Сны о жизни». В романе речь идёт, действительно, о становлении мировоззрения ветхозаветного Моисея – того мировоззрения, которое определяло потом все его дальнейшие поступки. Впрочем,  тогда, в 1967-м, речь шла о другом Моисее…

Три эпиграфа к поэме Бауха: «Это был скелет, обтянутый кожей, ничто в нём не изобличало пророка. Звали его – Моисей» (Сороковые годы ХХ века). «…Кричат мне…сторож! Сколько ночи? Сторож! Сколько ночи? Сторож отвечает: приближается утро, но ещё ночь…» (Книга пророка Исайи, гл. 21. разд.11-12). «Люди! Я любил вас…» (Юлиус Фучик)

Вместо пролога и эпилога: «В южном весёлом городе – дальше от нас или ближе,/в глиняном старом доме, где скрип, тишина да трещины,/старик проживает тощий, с бородкой, куцей и рыжей,/лет двадцать уже – у старой, седой и безмолвной женщины.//

RSS-материал