Другие авторы, Давид Хахам , Лиля Хайлис , Михаил Хазин , Василий Соколов , Наташа Вайсенберг , Клара Любарская, Борис Шлафман, Анна Ткач, Наташа Бреннер-Мерешевская, Исаак Комаров, Аурел Маринчук, Илья Марьяш

Еврейские начала Дрокии

(Цикл «Мир еврейских местечек Бессарабии»)

Автобусная станция города ДрокияЕсть на севере Молдавии городок, который ещё в 1973 году был торжественно объявлен 2000-м городом Советского Союза. В том далёком уже 1973-м пгт (посёлок городского типа) Дрокия был просто переведён в реестр городов СССР и попал случайно под номер 2000. Из этого случайного факта местные и республиканские чиновники постарались извлечь максимум  бюрократической выгоды: бывшая захолустная железнодорожная станция провозглашалась теперь особым городом не только в Молдавии, но и в огромном Советском Союзе.   

Я пишу эти строки не для того, чтобы как-то унизить этот населённый пункт, – наоборот, я испытываю к нему довольно нежные чувства, бывал там не раз, видел те перемены, которые случились с этой станцией в 1970-1980-х годах. Но когда я читаю сегодня о том, что в современной Дрокии – проблемы с отоплением, дорогами, трудоустройством, то думаю, что проблемы эти начались с тех времён, когда местные и республиканские чиновники занимались «шапкозакидательством», кричали «ура», но мало что сделали для реального и перспективного развития  этого населённого пункта.

20 лет СОЕК: что было, что есть, что будет…

(Размышления по случаю юбилея организации)

Встреча Фимы Плопского, приехавшего из Беер Шевы, с сорочанамиВ эти осенние дни 2010 года в моём родном приднестровском городке Сороки в еврейском обществе происходят важные изменения: на смену Валерию Когану, председателю правления Сорокского общества еврейской культуры (сокращённо – СОЕК), отбывающему на ПМЖ в Израиль, должен прийти новый руководитель. Пока его имя не известно. Но в дни, когда этот вопрос решается, я вдруг вспомнил, что  подошла круглая дата – 20-летие существования СОЕК. Вспомнил я и о том, как 10 лет назад отмечался такой же юбилей: были слова благодарности и поздравлений, звучавшие со сцены городского Дома культуры, была страница в местной газете «Реалитатя» с подборкой основных фактов, которые произошли за минувшие десять лет. Сегодня, как я понимаю, ничего этого не будет (а, может, будет?). Мне, как единственному из оставшихся в живых «отцов-основателей СОЕК», есть что вспомнить и о чём рассказать, хотя с первого момента существования общества оно сталкивалось с трудностями, его раздирали противоречия, и не все мои воспоминания – радужные и весёлые…

Герой Франции – уроженец Сорок

Подвиг Давида Фреймана

(Цикл «Земляки»)

Я сегодня весь вечер буду,
задыхаясь в табачном дыме,
мучиться мыслями о каких-то людях,
умерших очень молодыми,
которые на заре или ночью,
неожиданно и неумело,
умирали, не дописав неровных строчек,
недолюбив, недосказав, недоделав…

big-22

Эти строчки юного поэта Бориса Смоленского (1921-1941) я узнал и полюбил ещё полвека назад. Но не мог себе тогда даже представить, что через полстолетия возвращусь к ним снова как к эпиграфу моей статьи о земляке, уроженце приднестровского городка Сороки, отдавшем свою жизнь юным, 26-летним, в чужом краю, среди незнакомых людей, но за общечеловеческие идеалы, «за свободную жизнь». И, наверное, вполне закономерно, что и в наши дни его поступок считается подвигом, что его имя разные люди, наши современники, возвращают из небытия. Он, в отличие от многих деспотов и тиранов, ничтожеств и предателей, вполне этого заслуживает…

 

Вспоминая Иосифа Гитарца и Соню Гитарц-Дубовую…

(Из цикла «Земляки»)

Фото Сони Дубовой, которое она выслала Иосифу на КамчаткуС момента выхода в свет двух моих книг о сорокских учителях и врачах евреях минуло пять лет. За эти годы я получил несколько дополнительных очерков и уточнений по отдельным моим персонажам, но, в общем, список врачей и учителей остался тем же. Однако в ходе работы над обеими книгами, как это часто бывает, у меня оказалось много такого материала, который должен был бы расширить тот или иной очерк, сделать его гораздо длиннее и, соответственно, – многословней. Поэтому некоторые материалы я сократил и оставил у себя «в архиве», рассчитывая к ним ещё когда-нибудь возвратиться. И вот сейчас представляю на суд читателей рассказ об известном сорокском хирурге Иосифе Гитарце и его жене – Софье Гитарц-Дубовой – тот материал, который вошёл в мой первоначальный очерк только частично. Разумеется, так же, как и в первом очерке о враче-хирурге, я пользуюсь сведениями из воспоминаний их дочери, Адель Шульман-Гитарц, за что ей очень благодарен. Данный текст в сравнении с книжным вариантом исправлен, уточнён и дополнен

Молдавский джаз и евреи

Загадки молдавско-еврейских связей.  Часть 5

(из цикла «Евреи в мировой культуре»)

Шико   Аранов (1905-1969) Размышляя над загадками молдавско-еврейских связей в различных областях жизни, особенно – в искусстве и литературе, я не могу не рассказать отдельно об одном уникальном музыкальном коллективе Молдавии. О нём я уже писал несколько раз за последние годы по разным поводам, так как с юности восхищался им, следил за его успехами, а в недавнем прошлом оказался хранителем уникального архива фотографий и звукозаписей, связанных с ним. Этот коллектив, на мой взгляд, – яркий и прекрасный образец интернациональной дружбы и взаимосвязей – личных, творческих, семейных  – людей разных национальностей и вероисповеданий. В коллективе главенствовали евреи, но никто из остальных не чувствовал себя никогда «униженным и оскорблённым». И вот что поразительнее всего: не стало руководителя – не стало коллектива (вот уже 40 лет!), но до сих пор и о руководителе, и о коллективе пишут, вспоминают, говорят…

Кетросы и Кетросеры

Ономастико-топонимико-литературная фантазия с использованием слов иврита и идиша, а также греческого, молдавско-румынского и русского языков

Приднестровское село на левом берегу ДнестраА знаете ли вы, уважаемые читатели, что такое ономастика? Это лингвистическая наука, изучающая имена, фамилии, отчества, клички людей. А что такое топонимика? Это другая лингвистическая наука, изучающая географические названия и объясняющая, почему так называются города, селения, другие виды населённых пунктов. К чему это я клоню? – спросите вы. Сейчас поймёте!

Много лет мы проживали в приднестровском городке Сороки рядом с семьёй Кетросер. Глава семьи, Хаим, был высокий, жилистый, очень добрый человек, мастер на все руки, помогал нам в разных житейских обстоятельствах, но особенно –  при подготовке к репатриации в конце 1991 года. Именно тогда я узнал, что он, как и моя мать, – уроженец местечка Згурице, да и возрастом он и моя покойная мама были почти одногодки. К сожалению, через два года после нашего отъезда Хаима Кетросера не стало. Помню я и его жену – высокую, дородную тётю Молку, умершую в далёком уже 1977-м году.

RSS-материал