Депортации

Истории, связанные с перемещением семей в на Урал и в Сибирь

Вторая депортация, забытый Холокост

Вторая депортация, забытый Холокост, или

Размышления через 68 лет и неутешительные итоги

 (Цикл «Горькие страницы нашей истории»)

Дом бессарабских евреев в Тель-АвивеЯ уже писал о том, что в середине прошлого, ХХ, века, в Молдавии было три депортации. Депортация (лат. – deportatio) – изгнание, высылка  из государства (в данном случае –  из республики) как мера уголовного или административного наказания человека или группы людей. А тогда люди знали другие, более простые слова: арест и высылка.

В двух из них, организованных советской (сталинской) властью, изгоняли с насиженных мест «кулаков» и «врагов народа» независимо от национальности. В нашем случае – этнических немцев, молдаван, евреев, русских, украинцев, болгар. А в третьей депортации, по времени расположенной между первыми двумя и организованной немецко-румынскими оккупантами, изгнанию подверглись только евреи. Первая депортация началась 11 июня 1941-го, апогея достигла в ночь с 13 на 14 июня, за неделю до начала войны 1941-1945 годов, и продолжалась с небольшими перерывами до начала июля 1941-го, то есть до прихода в Молдавию румынских и германских войск. Вторая депортация пришлась на август-сентябрь 1941-го. Третья депортация прошла в два этапа: она началась  6-7 июля 1949 года,  а завершилась 1 апреля 1951 года. О первой и третьей я писал отдельно. Впрочем, о второй тоже («Транснистрия – забытое кладбище?», «Холокост был!», «Вторая депортация, или Немного истории, страшные факты, забытый Холокост». Но я посчитал эту тему не оконченной, потому что совершенно не удовлетворён тем, как она сегодня преподносится, как она решается в наши дни, как люди, которым выпала честь думать о сохранении памяти жертв Холокоста в будущем, подходят к этому вопросу...

Евреи, депортированные советской властью из Сорок

Евреи, депортированные советской властью из Сорок,
или «После суда вам  всем – туда, бессарабские г-спода!»

(Цикл «Горькие страницы нашей истории»)

 (на основе «Книги Памяти», изданной в Кишинёве в 1999-2001 годах)

На одном из нью-йоркских кладбищ установлен памятник погибшим в годы войны сорочанамЯ пишу сейчас последнюю, шестую статью о депортациях из Молдавии в середине ХХ века. Эта статья рассказывает о евреях моего родного городка Сороки, депортированных в период с 1940 по 1949 годы. Хорошо знаю, что все депортации оставили неизгладимый трагический след в жизни этих людей, а также в душе их детей, внуков и правнуков.

Об отдельных сорочанах, представленных на нескольких страницах «Книги Памяти», я уже писал (например, о Хаиме Призанте и семье Барзах). Надеюсь, что о некоторых, из числа перечисленных ниже, пришлют мне воспоминания их близкие. Хочу подчеркнуть, что самой «Книги Памяти» у меня не было – и нет. Однако недавно я обратился к земляку-сорочанину Аурелу Маринчуку, проживающему в Кишинёве, с просьбой прислать мне список всех депортированных из Сорок. Этот список занимает в «Книге Памяти» 12 страниц (с 372-й по 384-ю). Хочу сейчас передать свою особую благодарность Аурелу Елисеевичу Маринчуку и редакции газеты «Еврейское местечко» в лице её редактора Ильи Моисеевича Марьяша за то, что они переслали мне этот список. Сейчас попытаюсь его проанализировать.

Первая депортация, или «Танцы продолжаются!»

(Цикл «Горькие страницы нашей истории»)

 

Давид Хахам (на основе книги Валерия Пасата и письма Гены Маловацкого)

Перед началом депортации евреев в 1941 годуЯ сам этого не помню: мне исполнился тогда всего год. Но, как мне рассказывали, в июле 1949 года на центральной улице моего родного приднестровского городка Сороки - на улице, которая в разное время называлась по-разному: в ХIХ - начале ХХ века - Бульварной, с 1933-го - именем убитого в тот год премьер-министра Румынии Йона-Георгия Дука, с 1940-го - имени 28 июня, а с 1991-го и доныне - имени Михая Эминеску - собралось множество людей. Я не могу сейчас точно сказать, пришли они все добровольно или всё-таки принудительно, но думаю, что второе слово тут больше подходит, потому что часть этих людей, притом - значительную, отправляли (изгоняли) за пределы родного города и родной Молдавии. Подобный факт по научному (историческому!) определению называется депортацией. Депортация (лат. - deportatio) - изгнание, высылка из государства (в данном случае - из республики) как мера уголовного или административного наказания человека или группы людей. А тогда люди знали другие, более простые слова: арест и высылка.

Бессарабские евреи в ГУЛАГе

По материалам газеты "Еврейское Местечко"

В истории сталинских депортаций всё ещё остаётся не мало белых пятен

Издавна интересуясь историей сталинских репрессий, в первую очередь - в отношении бессарабского населения, я внимательно прочел три солидных источника. С них и начну:

- Четырехтомный фундаментальный труд «Cartea memoriei» (Книга памяти), вышедший в 1999‑2005 гг. В нём - почти 72000 персоналий с краткими справочными данными (год рождения, населённый пункт, откуда сослан или где арестован, дата и причина репрессии). Хотя даже этот огромный список, увы, всё-таки неполон, но и по нему можно попытаться «распределить» пострадавших по национальной принадлежности. В том числе - выделить евреев, ориентируясь на специфические имена и фамилии.

Хождение по мукам

Одна из трагических страниц истории советского периода – это депортации с конфискацией. Как известно, не обошла эта беда и население Бессарабии. С 28 июня 1940 года до 22 июня 1941-го около 20 тысяч жителей стали жертвами первой волны сталинских репрессий. В 1949-м вторая волна унесла в Сибирь и Казахстан уже более сорока тысяч жителей советской Молдавии. Почти 5 тысяч были высланы в 1951 году (тут предпочтение отдавали священнослужителям). Ну и в промежутках, по некоторым оценкам, под карательный маховик попало ещё около десяти тысяч человек. Многие сгинули на каторге. Депортации коснулись всех слоёв населения, но прежде всего – «социально чуждых элементов». Репрессии проводились не по национальному признаку, поэтому трудно точно сказать, сколько бессарабских евреев оказалось среди сосланных. Есть основания считать, что их число составляет примерно четыре тысячи. Сегодня есть повод вновь коснуться этой трагедии.
RSS-материал