VI. Политические пристрастия

Легко откликалась на революционные лозунги еврейская молодежь города Сороки. Подпольные партийная и комсомольская организации пополняли свои ряды за счет безработной молодежи, рабочих местных фабрик, подмастерьев и гимназистов. Некоторые активисты попадали под наблюдение Сигуранцы и оказывались политзаключенными: И. Моргенштерн, А. Шехтман, А. Столяр и др., а М. Помагрин был замучен в тюрьме. На этом фоне доля многих из тех, кто проживал на правом берегу Днестра, по ту сторону железного занавеса, в условиях румынских притеснений по национальному признаку и преследований за политические убеждения, считалась несчастливой. А. Столяр вспоминала, как 1-го мая, в дачном домике своего нагорного виноградника, братья Д. и С. Мазур собирали единомышленников и с восхищением следили за праздничной демонстрацией в селе Цекиновка, расположенном за Днестром. При попытке нелегально перейти зимой Днестр румынскими пограничниками были расстреляны  шесть  комсомольцев:  И. Михалаш, Л. Рудман, С. Цекиновский, Ш. Папуш, Р. Деркауцан, З. Фердман. Этот случай вызвал протест во всем мире. Удобнее всего было переходить Днестр зимой, но когда лед был тонкий, люди тонули. Так в 1937 г. утонули девушки Д. Гендлер и С. Аксельруд.

Многие из тех, кто бежал в СССР в надежде вкусить блага социализма, в 30-е годы были обвинены в шпионаже или политической неблагонадежности, попали в лагеря политзаключенных, из которых не вернулись.

В 1940 г. один из активных комсомольцев-подпольщиков Сека (Самуил) Мазур был назначен секретарем уездного комитета комсомола. В первом номере коммунистической уездной газеты было опубликовано его восторженное патриотическое стихотворение. Затем комсомольского активиста привлекли к проведению первой высылки людей в Сибирь (1941 г.). Воспитанный в интеллигентной семье, в идеалах гуманизма, он испугался криков, издевательств и не мог спокойно глядеть на людское несчастье. Его включили в группу, которая направлялась к его знакомым. Это были хорошие люди, лояльные к советской власти, уважаемые в городе. Не заходя в этот дом, Сека отлучился. Он не в силах был чем-либо помочь этим людям, но и не мог присутствовать при том, как их выдворяют из собственного дома. Сека побежал домой и предупредил родителей и молодую жену Розу, чтобы они на всякий случай тоже были готовы к подобному несчастью. Это было началом разочарования в его юношеских идеалах.

Наутро партийное бюро уездного комитета партии сняло его с должности комсомольского секретаря и исключило из комсомола. Можно было ожидать и других репрессий.

Через несколько дней началась война. Эвакуация. Затем вместе с братом Даней он пошел добровольцем на фронт. Плохо обученные военному делу, необстрелянные бойцы, они старались быть рядом в боях, сражались самоотверженно, и оба погибли в одном бою.

Многим в Сороках был известен Овсей Наумович Свет, сын учителя сорокской религиозной школы Талмуд-Торы. Боевое крещение доброволец-комсомолец О. Свет получил на фронтах испанской антифашистской войны. Среди республиканцев он был известен как Жак Люмэн. Воевал он и во время Великой Отечественной войны.

Отдал жизнь в борьбе с фашизмом И. Моргенштерн, один из руководителей Бессарабского коммунистического подполья. С группой партизан из 5 человек он принял неравный бой в лесу у села Микауцы. По данным контрразведки румынского генштаба за 28 сентября 1941 г., в ходе боя двое партизан погибли, а трое покончили с собой, застрелившись последними патронами, чтобы живыми не попасть в руки фашистов. Житель местечка Вертюжаны, бывший подпольщик Ицик Беккерман, героически сражался в партизанском отряде на Украине.

В памяти товарищей по подполью остались сорокские подпольщики-коммунисты: В. Шустер, Д. Гительман, Ф. Ягурская, П. Шехтман, С. Котовская, З. Фердман, С. Аксельруд, Э. Аксельруд, Э. Гендлер, Ф. Дели, Л. Матлис, Б. Скотовер-Гительман, Л. Фредман. Многим из них было отказано в переходе в КПСС. Им предложили заново подать заявление о приеме в компартию.

– Два раза в одну и ту же партию я не поступаю, – ответил А. Абрамович, один из секретарей региональной организации компартии Румынии.

В послевоенное время некоторые бывшие подпольщики-евреи, убедившись в наивности своих юношеских идеалов, верно оценив политику государственного антисемитизма, отошли от политической деятельности.

Когда летом 1940 г. коммунисты вышли из подполья, И. Моргенштерн, А. Шехтман и другие заняли руководящие должности. Однако оставшиеся в живых после войны коммунисты-евреи были вытеснены из руководящих органов. К 1950 году во всей республике среди евреев не осталось ни одного секретаря райкома или заведующего отделом райкома, ни одного председателя райисполкома и т.д.

На отчетно-выборном собрании сорокской райбольницы оскорбительно звучало: «Из 54 коммунистов – 15 молдован, 12 украинцев, 10 русских, 2 армян и 15 других национальностей». Эти 15 были евреями. Евреи-партийцы такое отношение переносили безропотно. Добровольный выход из партии грозил суровыми репрессиями. Многие верили, что идеи коммунизма правильны, что проводимая в СССР национальная политика – это недоразумение, которое будет исправлено.

Нередко размежевание по политическим мотивам проходило в самых передовых семьях. Так, всемирно известная сорочанка Бунця Крупник, единственная женщина в мире – начальник штаба партизанской армии, была коммунисткой, а ее родители и двое детей, став сионистами, уехали в 30-х годах в Палестину, где стали первопроходцами (халуцим) и самоотверженно трудились во имя становления и укрепления еврейского государства.

Все сорокские евреи были антифашистами. Многие из них героически сражались на фронтах Второй мировой войны.

Когда война закончилась, в город вернулись несколько сот её участников-евреев. Среди них было много инвалидов войны. На кителях большинства из них выделялись нашивки о ранениях, и блестели многочисленные ордена и медали. Оценка вклада каждого из них в разгром фашистской Германии мне не представлялась возможной. Мне запомнились Б. Аккерман, Ф. Бернштейн, И. Беркович, Н. Глуховский, Е. Ицкевич, Н. Кацап, А. Лившиц, П. Маламуд, М. Нузброх, Я. Ройтберг, Г. Фарбер, Л. Хусид, Н. Штицман, Анна Эйхорст и многие другие.