Думбравенцы. Часть 1

Исаак Комаров
«Майн штэйталэ Думбрэвэн»
(Отрывки из книги)
От редактора книги. В 2004-м году вышла из печати книга Исаака Иосифовича Комарова «Майн штэйталэ Думбрэвэн» (это на идиш, а по-русски - «Моё местечко Думбравены»). Книга почти сразу же стала раритетом. В 2006-м году на основании её первой части я подготовил статью «Думбравены», которая была опубликована в периодической печати Израиля, Молдовы, США, на всемирном сорокском сайте, на моём личном сайте в интернете. После этого в нескольких своих статьях я использовал материалы из книги Исаака Иосифовича. А сейчас по просьбе создателей сорокского сайта, обращенной к Исааку Иосифовичу и его дочери Асе, я подготовил несколько статей, основанных на содержании второй и третьей частей книги. Первую статью цикла предлагаю вниманию читателей.

Давид Хахам

От редакции сайта. Вышедшая небольшим тиражом в Израиле книжка "Майн штэйталэ Думбрэвэн" сразу стала редкостью. Публикуя эту книгу мы надеемся, что истоки внуков и правнуков из Думбравен смогут благодаря этой возможности узнать имена и истории семей, часть из которых стала после войны сорочанами.

Людские судьбы
Царской империи век догорающий...
Мальчик еврейский, на скрипке играющий...
Цаддик хасидский, с Талмудом и пейсами...
Мотл-биндюжник - с бандитскими песнями...

Ох, ты, местечко, местечко, местечко...
Вечер, согретый субботнею свечкой...
Кто мне ответит, в чьей это власти:
Что же такое еврейское счастье?


Борис Блехман

Раввин Леви Штеренберг
Думбравен с 1904-го по 1940-й годыСамой значительной личностью в любом еврейском местечке ХIX - первой половины XX веков был местный раввин. В Думбравенах сохранили память о раввинах Мойше и Леви Штеренбергах.

Виднейшей личностью среди них не только в Думбравенах, но и во всей Бессарабии был раввин Думбравен в течение 31-го года - с 1909-го по 1940-й - Леви Штеренберг. Он родился в Думбравенах в 1882-м году, а умер в ссылке в 1945-м, прожив, таким образом, 63 года. Лишившись в детстве одной ноги, он, тем не менее, вёл очень подвижный образ жизни, был настоящим духовным наставником, учителем и другом всей общины. Двери его большого дома были всегда открыты для верующих и неверующих. Он был большим знатоком Торы, еврейской философии, истории, литературы. В его библиотеке были книги на иврите, идише, русском языках. Он самостоятельно изучал медицину. Раввин Леви Штеренберг заботился не только о людях: он помогал местным организациям и учреждениям - банку, школе, экономическому развитию «штетла». Раввин был советчиком при разборе экономических, семейных споров. Его ум, юмор помогали примирить конфликтующие стороны. У раввина Штеренберга было семеро детей. Все, за исключением его самой меньшей дочери, выехали в подмандатную Палестину в 20-30-е годы прошлого столетия. Леви Штеренберг был религиозным сионистом. Он верил, что сионизм приведёт еврейский народ к освобождению, а наша древняя религия - иудаизм - сохранит нас как нацию.

Леви был одним из основателей движения «Мизрахи» (анаграмма термина «мерказ рухани» - «духовный центр», слово имеет также прямое значение -‘восточный‘) в Бессарабии, избирался его председателем, делегатом от «Мизрахи» на ХХ сионистский конгресс (Цюрих, 1937-й год). Он очень любил халуцим, строивших новую страну в Эрец-Исраэль, желал, чтобы все они были знатоками Торы, продолжателями еврейских традиций.

Религиозные сионисты, благодаря раввину Штеренбергу, были доминантной силой в штетле Думбравены. Он выступал также против ультра-ортодоксов из организации «Агуддат Исраэль», много работал в общественных фондах: «Керен кайемет», «Керен а-Иесод». Его выступления перед евреями городков и местечек Бессарабии всегда трогали сердца слушателей. После многих страстных его призывов женщины снимали с себя золотые украшения и сдавали их в фонд «Керен а-Иесод». На собранные таким образом деньги приобретали в Эрец-Исраэль сотни дунамов земли.

Раввин Леви Штеренберг часто выезжал в центральные города Румынии на различные конференции по еврейским вопросам. Возвратившись в родное местечко, он рассказывал о проделанной работе, встречах и выступлениях. На его субботние выступления приходили евреи из всех синагог «штетла».

В 1927-м году он посетил Эрец-Исраэль. Восхищался трудом молодёжи, видел все трудности, но верил в освобождение своего народа.

В 1940-м получил сертификат для выезда в Палестину, но не успел уехать: 28-го июня 1940-го года в Бессарабию вошли советские войска. Вскоре его арестовали и посадили в Сорокскую тюрьму. Лишь через два месяца допустили на свидание к нему младшую дочь Адассю, работавшую тогда вместе со мной в школе села Христичи Сорокского района. Со слезами на глазах она описывала его внешний вид: ему отрезали бороду (как это проделывали с евреями Западной Европы нацисты!), он сильно осунулся, побледнел. Лишили его даже шнурка на ботинке здоровой ноги. За пропаганду сионизма его осудили на шесть лет тюрьмы с депортацией в Узбекистан. Верховный суд МССР по ходатайству известных людей постановил освободить раввина-инвалида. Ждали подтверждения постановления суда из Москвы. Но 22-го июня 1941-го вспыхнула война. Адасся уже не застала его в Сорокской тюрьме: ей сказали, что отца отправили на восток. Преодолев большие трудности, она добралась до Узбекистана. В информбюро республики ничего о нём не знали, но Адасся оставила свой адрес. Из тюрьмы отец прислал ей открытку. Началась переписка. Леви Штеренберг жаловался на состояние своего здоровья. Известно, что незадолго до смерти его освободили из заключения и послали в город Ургенч, где он работал бухгалтером.

В 1944-м году думбравенские евреи, вернувшиеся из гетто, получили от него прощальное письмо. Они собрали тысячу рублей и отправили ему. Но деньги возвратились с припиской: адресат выбыл. Только после войны стало известно, что раввин Леви Штеренберг скончался в 1945-м году в городе Ургенче. Местные евреи похоронили его на еврейском кладбище по всем нашим обычаям. Вскоре после войны Адасся выехала в Палестину. Создала здесь семью, но умерла сравнительно молодой. Сегодня в Израиле живут и работают внуки, правнуки, праправнуки самого известного думбравенского раввина - Леви Штеренберга.

Спасибо

Спасибо за книгу !