Земляки. По следам сорокских Колкеров

В ХХ веке в приднестровском городке Сороки проживало несколько разных семей, носивших фамилию Колкер. О происхождении этой фамилии я писал в статье «По следам фамилии Колкер». А сейчас хочу рассказать о двух семьях то, что знаю о них. На сорокском еврейском кладбище покоятся также Густа Моисеевна Колкер (1899-1961), мать врача-педиатра Михаила Оскаровича Колкера, бабушка Розины и Аркадия Колкер; Лея Ицковна Колкер (1857-1958), Эстер Давидовна Колкер (1892-1945), Ита Давидовна Колкер-Гельман (1894-1972). Мне помнится, что вроде бы в Доме быта тоже работал человек по фамилии Колкер. Возможно, что все эти люди (вечная о них обо всех память!) относились к тем трём семьям, о которых я расскажу далее, а возможно, - к другим Колкерам. Очень надеюсь, что строки о Колкерах в этой статье дополнят мои земляки!

(На фото-внучка Нисла Колкера-Рита Елаун, проживающая в Бостоне)

След первый. Нисл Колкер: «Расстреляйте меня первым!»

В 1972-м году на еврейском кладбище Сорок воздвигли скромный памятник жертвам фашизма, расстрелянным в июле 1941-го года при въезде в город со стороны Бекировского моста. Инициатором воздвижения памятника стала моя многолетняя соседка, бывшая учительница истории Сима Яковлевна Котовская, участница городского революционного подполья в 1930-е годы. Она-то и рассказала мне, что у Бекировского моста был расстрелян 41 человек, но при опознании удалось установить имена только 38, поэтому на памятнике выбиты, согласно алфавиту, только 38 имён и фамилий. Три человека, расстрелянных тогда и покоящихся тоже в этой могиле, навсегда остались неизвестными. Первым в скорбном списке расстрелянных, нарушая правила русского алфавита, значится имя 90-летнего раввина Нисла Колкера. Но не только потому, что он был самым старым среди расстрелянных евреев и самым уважаемым из них, а потому, что он совершил поступок, который старая учительница истории и все её друзья расценивали как подвиг...

Нисл Колкер родился в 1851-м году в Маркулештах. Тогда это была процветающая еврейская сельхозколония Кот-Маркулешт. Он родился в бедной многодетной семье, но уже с детства проявлял интерес к познанию окружающего мира. В Маркулештском «хэдэре» (начальной еврейской школе) считался лучшим учеником, поэтому по его окончанию Нисла послали за счёт общины учиться в Вильнюсскую иешиву (среднее религиозное еврейское учебное заведение), считавшее лучшей в те времена. Он прекрасно окончил её, но скучал по дому, родным Маркулештам, Бессарабии, поэтому возвратился в родные края. Как водится обычно, женился в юношеском возрасте и, как принято у верующих евреев, начал выполнять одну из важнейших заповедей Б-га: «Плодитесь и размножайтесь!». Раввин Колкер всегда жил скромно, но вырастил и воспитал девять детей - шестерых сыновей и трёх дочерей, которые всегда гордились своим отцом. Известно, что всё его многочисленное семейство жило дружно, все были людьми культурными и трудолюбивыми.

Последнюю четверть своей долгой и достойной жизни рав Нисл Колкер проживал в Сороках. Рассказывали старожилы города, что каждый день после обеда Нисл Колкер раздувал самовар, ставил перед дверьми своего дома стулья и столик, садился и ждал гостей. Люди приходили к нему часто, чтобы обсудить свои проблемы и просить совета. Его домик находился примерно там, где сегодня на улице исмени Штефана чел Маре (бывшей Красноармейской и Соборной) располагается магазин «Модерн» перед девятиэтажным домом, а до этого располагалось Сорокское медучилище Это был умный человек, имевший большой жизненный опыт и знания. Это был учёный талмудист и общественный деятель. Много времени уделял он обучению детей, еврейской больнице, дому престарелых. К нему обращались представители разных национальностей: ведь, кроме идиша и древнееврейского (иврита), он владел также русским, украинским, литовским, румынским (молдавским), немецким, испанским, ладино (еврейско-испанским) и некоторыми другими языками. Более двадцати лет рав Колкер руководил еврейской общиной Сорок.

Когда в конце июня 1940-го года в город пришли «советы» с кумачовыми полотнищами и громкими лозунгами, к ним сразу же потянулись молодые местные евреи из бедных семей. С прискорбием наблюдал рав Колкер, как легко воспринимает еврейская молодёжь атеистические идеи. «Я солидарен с лозунгом «Свобода! Равенство! Братство! - всего этого так недоставало евреям. Но как люди могут жить без веры в Б-га? Для тех, кто не верит, нет ничего святого!»

Борис Михайлович Колкер

Борис Михайлович Колкер

        Я знал Бориса Михайловича Колкера лично, когда он работал в Академии наук в Кишиневе. Я правильно понял, что он умер в Чехословакии? Почему в Чехословакии? Каковы годы его жизни? В библиотеках США есть много экземпляров его книг.