Я люблю наш город и всех вас, его обитателей прошлого века!

Вася Соколов-молодой и симпатичный белокурый парень из Сорок закончил русскую среднюю школу им. Пушкина в 1964 году. В том же году поступил в Ленинградский Университет на факультет славянских языков. Общительный и доброжелательный Вася всегда находил время, чтобы встретиться со своими одноклассниками. В 1969 году он закончил Университет и с тех пор мало кто о нем слышал. Лето 2007 года стало переломным для Василия Николаевича. Освободившись от всех административных должностей, которые отнимали у него массу времени и выйдя на пенсию, он неожиданно нашел сороки сайт и сообщил всем свои координаты. В течении нескольких дней на его призыв откликнулось сразу несколько сорочан. Спустя несколько дней Василий Николаевич переслал нам свои фотографии, фотографии своей семьи, ряд статей. Он с трогательной нежностью относится к Сорокам, к его "обитателям". Соколов активно сотрудничает сo многими газетами Петербурга, публикуя острые политические статьи, и печатается в журналe "Иностранная Литература", работая как переводчик с сербского, чешкого языков на русский. В последние дни он прислал нам на сайт ряд фотографий о своей молодости и написал небольшой очерк о своей работе за прошедшии 4 десятилетия. Мы предлагаем его нашим читателям.

Bидимо, пришла пора отбирать лавры у Додика Хахама - если он меня еще помнит!

Первого мая 1991 года я (добровольно!) уволился с должности заместителя начальника ленинградской цензуры (Леноблгорлит). Потому что понял бессмысленность существования этой организации. К тому же, писательская демократическая общественность уважала меня за честность и отсутствие в характере «партийности».

Должен заметить, что до сих пор в моих друзьях числятся такие писатели, как Илья Штемлер (старший товарищ), Миша Веллер (младший товарищ) и ряд других вполне заслуживающих уважения людей из числа питерских и московских писателей. Но это так, кстати.

Так вот, я самостоятельно уволился из цензуры и ушел в свободные художники - переводил, редактировал, писал и т. п. Но в 1993 году меня уговорили пойти редактором в некогда славное издательство «Лениздат» на должность редактора. Там за шесть месяцев я прошел все этапы, и стал главным редактором и директором издательства («Лениздат» был комплексом и включал в себя типографию и еще кучу подразделений). В этой должности на меня обратило внимание консульство США - от них поступило предложение поехать на стажировку в Штаты. Я поначалу отказывался, и даже сказал, что не хочу неприятностей с властями США, так как пять с лишним лет работал переводчиком в военной разведке КГБ.

Ответ был прост: «Ничего страшного, мы это знаем!» И я месяц пробыл в Штатах, где из меня откровенно старались сделать «агента влияния». Стоило только мне вернуться, как меня тут же - насильственно! - забрали в мэрию СПб на должность заместителя начальника Комитета по печати и СМИ. Его начальник - Дмитрий Федорович Мезенцев (на фото с Собчаком - крайний слева), теперь служит вице-спикером Совета Федерации РФ. В должности я пробыл недолго, и вскоре меня назначили директором международной ярмарки «Петербургский книжный салон». Думаю, так все и замышлялось с самого начала.

Должность эта была настолько поганая, что только такой закаленный человек как я, и мог выдержать ее. Отсутствие денег, разруха в стране, непонятная ситуация в мире - и только я, как старый сорокский энтузиаст, смог это выдержать. Без хвастовства и ложной скромности расскажу только про открытие ярмарки, причем без излишнего энтузиазма. Потому что подготовка и проведение первого ПКС (Петербургский книжный салон) заслуживает даже не повести - романа!

27 мая 1994 года мы открылись. Ленточку резали: А.С. Собчак и тогдашний министр культуры России (убейте - не помню, кто им тогда был!). На микробанкете в кабинете директора Конногвардейского манежа, где проходила ярмарка, кроме мэра и меня, были: Кудрин, с которым мы тогда были еще на «ты»: Лёша, ныне вице-премьер и министр; Греф, который теперь возглавляет Сбербанк; застреленный несколько лет спустя Маневич; Леша Миллер (ныне - «Газпром»), а в уголочке скромно жался человечек в нелепом костюме и пестром галстуке, который теперь наше все.

Собчака компания не очень устраивала, и он дал команду отыскать в зале Ширвиндта с Державиным, что и было моментально исполнено. Они пришли, и весь цвет нынешней власти при них просто посерел!

Но не в этом дело. На фото с Собчаком изображен трогательный момент: через пять дней А.А. Собчак ушел в политическое небытие, а в кадре он изъясняется с дамой из «Альянс Франсез» - нашей соотечественницей из эмигрантов: таможня незаконно задержала их книги, назревал дипломатический скандал. И тут прозвучало одно из последних распоряжений Собчака: «Немедленно все пропустить!»

Вот пока и все. Отлажу сканер, разберусь в фотоархивах (все в пленках - цифра ведь относительно недавно появилась!) и пришлю новые фото: я и принц Майкл Кентский, к примеру, или Шамай Голан - бывший атташе по культуре посольства Израиля в РФ. Хороший, кстати, писатель: не знаю, жив ли он? Если да - при случае передайте ему от меня горячий привет!

Все. Пока остановился. Надо готовить книгу - перевод режиссера Пуришы Джорджевича «Косовский одуванчик», должна выйти в марте с.г. в издательстве «Лимбус-Пресс». С Новым годом всех сорочан!

P.S. Не будь Сорок - я был бы, наверное, совсем не таким... Я люблю наш город и всех вас, его обитателей прошлого века!

Интервью Василия Николаевича Соколова еженедельнику "МК в Питере"-18/04/2007